Новая реформа много обещает, но пока не гарантирует: нет денег и работников

Теоретически реформа дает клиентам домов престарелых равные возможности. На практике в них нет мест.Фото: Олеся Лагашина

С июля вступает в силу реформа попечения, цель которой заключается в том, чтобы каждый престарелый житель Эстонии мог получить место в доме по уходу за свою пенсию. Увы, на практике это пока не очень реально.

Закон обязывает местные самоуправления оценить потребность в помощи, связанную с состоянием здоровья человека. Если у него высокая потребность в помощи, он не может проживать дома, ему нужен надзор, тогда самоуправление обязано оплатить ему пребывание в доме по уходу.
«Сейчас мы находимся в ситуации, когда населению было дано конкретное обещание, и, естественно, у населения возникли законные ожидания. Но реальность такова, что ресурсов на это нет», – говорит вице-мэр Таллинна по социальным вопросам Бетина Бешкина.
Таллинн опасается, что городу придется доплачивать за место в доме по уходу больше, чем самоуправлению компенсирует государство. Подсчеты мэрии показывают, что уже в следующем году нехватка составит около 9 млн евро. На оставшиеся полгода 2023 года государство выделило Таллинну 12,2 млн евро. В следующем, по подсчетам мэрии, поступления составят около 16,5 млн на целый год.

Количество клиентов в домах по уходу растет

«С начала года, когда началась активная информационная кампания с обещаниями, что люди будут получать места в домах по уходу за пенсию, желающих становилось больше. Поначалу мы ориентировались на 2500 клиентов, сейчас мы уже можем говорить, что к концу года у нас будет 3000 человек, которые хотят получить место в доме по уходу», – констатирует Бешкина.
При этом, по ее словам, прогноз Министерства финансов рассчитан на 2011 клиентов, хотя уже на данный момент реальных клиентов домов по уходу с таллиннской регистрацией насчитывается 2500.
«Следует признать, что в свете реформы попечения количество телефонных звонков от людей, ищущих дом по уходу, увеличилось в несколько раз», – подтверждает руководитель единственного в Таллинне муниципального Ируского дома по уходу Яаника Луус.
Подтверждают это и руководители других домов по уходу, так, например, председатель совета Südamekodud AS Мартин Кукк констатировал, что количество запросов увеличилось в том числе за счет тех, кто хотел получить место не сразу, а с 1 июля, когда вступит в силу реформа.
«Реформа домов по уходу не сразу решит проблему наличия мест. Скорее она создаст временное дополнительное давление, потому что даже те люди, которые до сих пор пытались справиться дома, вероятно, сейчас будут искать другие решения», – прогнозирует Кукк.
Заведующая частного пансионата Lootuse rand Светлана Безгодко замечает, что проблема доступности мест зависит от региона, в некоторых из них проблем с местами нет. В их собственных домах по уходу, расположенных в Таллинне и пригородах, очереди есть всегда, поскольку эти дома маленькие и места всегда заняты.

Мы не думаем, что вопрос с местами как-то решится.

Светлана Безгодко
«Из личного опыта скажу, что и сейчас те пожилые люди, которые могут за собой сами ухаживать, будут это делать до последнего в родных стенах. Дома престарелых – это все-таки те места, которые предоставляют не только уход за человеком, но и безопасность, создать которую в домашних стенах иногда бывает очень проблематично. Все, конечно, зависит от конкретного случая. Но мы не думаем, что вопрос с местами как-то решится», – считает Безгодко.
По словам Бетины Бешкиной, Таллиннская горуправа неоднократно пыталась получить как у Министерства финансов, так и у Министерства социальных дел анализ последствий реформы, однако и за две недели до ее вступления Таллинн все еще не получил детального анализа в разрезе регионов.
«Свои данные мы неоднократно предоставляли вместе с анализом и комментариями. В ответ мы слышим «со стороны государства финансы запланированы в достаточном объеме». Скажем так, они составляют свои прогнозы на основании тех данных, которые им удобно использовать. Вплоть до занижения количества реальных клиентов, но за этими цифрами стоят живые люди, которые нуждаются в уходе», –говорит Бешкина.
По ее словам, у цены в доме по уходу есть два компонента: расход на уход и расход на проживание, питание и дополнительные услуги (например, стрижку). Первое – это фактически расход на персонал, он полностью покрывается местным самоуправлением в пределах лимита, который им самим устанавливается, в то время как проживание и питание является ответственностью клиента, т.е. по большей части оплачиваются из пенсии.
Государством установлено, что этот второй компонент равен пенсии за второй квартал прошлого года, умноженной на коэффициент 1,06%. В случае Таллинна это 635 евро – т.е. эта сумма берется из пенсии клиента либо, если пенсия меньше, недостающую сумму оплачивает местное самоуправление, но это не является автоматически предельной стоимостью, компенсируемой из муниципального бюджета. «В нашем случае она будет выше, потому что в реальности в Таллинне и Харьюмаа за эти деньги компонент проживания и питания получить невозможно», – замечает Бешкина.
Если у человека пенсия больше или есть накопления, то город собирается это учитывать, исключая накопления на похороны, и за счет этого будет оплачиваться разница между предельной стоимостью и платой за место. Если меньше, то город будет доплачивать разницу между установленным государством пределом (635 евро) и предельной стоимостью.

Где мы будем искать недостающие деньги?

Бетина Бешкина
При этом вице-мэр отмечает один странный момент: «Государство сказало, что учитывать пенсию нужно брутто, до вычета налогов. Т.е. мы должны учитывать при назначении компенсации за место в доме по уходу деньги, которых реально у человека нет. Где мы будем искать недостающие деньги? Если у человека пенсия больше и часть ее облагается налогом? Или если у человека есть долговые обязательства и деньги снимаются автоматически? Все эти случаи фактически станут нашей ответственностью».
В четверг, 15 июня, пункт, который фиксирует передачу государством ответственности за оплату места в доме по уходу, получил одобрение на заседании Таллиннского горсобрания. Теперь горуправа получила право установить предельную стоимость услуги, компенсируемой из бюджета. Предполагается, что в Таллинне она будет на 200 евро выше, чем та сумма, которую называет государство, и составит 1500 евро.
«Мы провели анализ, проанализировали цены домов по уходу в Таллинне и Харьюмаа, и наша предельная стоимость такова, чтобы за эти деньги можно было получить место в двух третях домов по уходу», – поясняет Бешкина, уточняя, что это не регулирует порядок цен в учреждениях, поскольку таких полномочий у города нет.
«На время реформы пришелся рост стоимости жизни, что увеличивает расходы для всех нас. Дома по уходу покупают продукты по тем же ценам, что и предприятия общепита, стирают большие объемы белья по сегодняшним ценам на воду и энергию и т. д. Рост затрат в прошлом году составил 30%, – указывает Яаника Луус. – Поэтому государство не может удивляться тому, что дома по уходу поднимают цены за места, а выделяемых государством денег недостаточно, и их следует пересмотреть».
Сам по себе закон не устанавливает ни предельную сумму, ни критериев того, как местное самоуправление ее должно установить. Не поясняется и в скольких километрах от дома человек должен получить место – есть лишь рекомендация от Департамента социального страхования, что это место могло бы быть недалеко от дома, но, по словам Бешкиной, что значит «недалеко», не уточняется.

Нехватка рабочей силы обостряется

Мест на всех не хватит. Положение могло бы спасти строительство новых домов, но лишь при условии, что они были бы полностью укомплектованы. Однако в эстонских домах по уходу существует хроническая нехватка рабочих рук.
«Проблема нехватки рабочей силы велика и обостряется, как и в других трудоемких областях. Мы постоянно ищем дополнительных новых сотрудников. Но все дома по уходу, вероятно, делают то же самое, т.е. в этой области существует большая конкуренция за рабочую силу, что также означает сильное давление на заработную плату», – признается председатель совета Südamekodud Мартин Кукк.

Сектору домов по уходу, вероятно, потребуется около 2000 новых работников в ближайшем будущем, и я думаю, что без иностранной рабочей силы в этой сфере нам не обойтись.

Мартин Кукк
Он поясняет, что за кадры приходится конкурировать не только с домами по уходу, но и с медицинскими учреждениями и всей сферой обслуживания в принципе, поскольку работников не хватает везде. «В свете реформы сектору домов по уходу, вероятно, потребуется около 2000 новых работников в ближайшем будущем, и я думаю, что без иностранной рабочей силы в этой сфере нам не обойтись, особенно учитывая прогнозы численности населения», – говорит Кукк.
Не все пенсионеры благополучно приплывут к «Берегу надежды».Фото: Олеся Лагашина
«Проблема есть, и многие жалуются, что найти хорошие кадры сложно, но эта проблема в Эстонии есть не только в социальной сфере и здравоохранении. Здесь, к сожалению, страдает много отраслей», – соглашается с ним руководитель пансионата Lootuse rand Светлана Безгодко.
Директор Ируского дома по уходу Яаника Луус подчеркивает, что кадровая проблема в домах престарелых во многом зависит от региона, при этом в Таллинне и Харьюмаа найти работников, безусловно, легче. «Зарплата очень важна, но важен и другой вклад работодателя в рабочую среду, современные рабочие инструменты, деятельность по поддержке работы, предоставление возможностей для обучения и супервизии и т.д.», – замечает она.
На сегодняшний день зарплата работника по уходу с профессиональным образованием или специальностью в Ируском доме по уходу составляет 7,8 евро в час, т.е. 71,5% минимальной часовой оплаты труда медсестры. При этом учреждение стремится к тому, чтобы она составляла не менее 90% от минимальной почасовой оплаты труда медсестры, т. е. 9,81 евро в час. «Нам нужна квалифицированная рабочая сила, которую мы сможем нанять, предложив адекватную зарплату. С точки зрения заработной платы нам есть куда расти, но не менее важны общественное уважение и поддержка этой профессии», – говорит Луус.

Нам нужна квалифицированная рабочая сила, которую мы сможем нанять, предложив адекватную зарплату.

Яаника Луус
По словам Татьяны Гордеевой, сотрудницы одного из домов по уходу в Южной Эстонии, сами работники относятся к реформе со сдержанным оптимизмом, но, скорее, скептически.
«С одной стороны, подвижки есть, зарплаты сиделок периодически повышаются. Когда я почти шесть лет назад пришла на работу в дом престарелых, я получала где-то семьсот с половиной евро, а сейчас моя зарплата составляет 1215 (с учетом того, что за это время я прослушала множество курсов). С другой, профессия сиделки, несмотря на все радужные заверения, остается малопрестижной, а зарплата малопривлекательной, текучесть кадров большая. Среди сиделок много предпенсионеров и пенсионеров, а люди помоложе, как правило, работают где-нибудь еще», – говорит она.
Причина проста: нагрузка не соотносится с зарплатой. По словам Гордеевой, даже если взять бесплатное отделение неплохого дома престарелых, в котором работает она и куда клиенты стремятся попасть, картина безрадостна. «Три сиделки в смену, на каждую максимум по 11 клиентов, лежачих и ходячих, адекватных и с разной степенью деменции, ментальных отклонений, тяжестью заболеваний, умирающих. В одном отделении, в одной комнате, в не самом плохом доме престарелых Эстонии», – описывает она.
По ее словам, в Эстонии есть и дома, в которых на одну сиделку, при такой выматывающей и физически, и психологически работе, приходится от двадцати до тридцати клиентов. «Это вообще за гранью моего восприятия. В некоторых сами убирают и готовят. Успеть бы накормить, помыть, памперсы поменять, на душевное общение с подопечными выкроить время крайне трудно», – говорит Гордеева.
При этом недавно начальство, по ее словам, призвало сотрудников готовиться к тому, что в дома престарелых станут определять преимущественно совсем немощных пожилых людей, лежачих, взят курс на то, чтобы человек как можно дольше находился у себя дома, в кругу родных.

Не с того конца

«Эту реформу начали осуществлять не с того конца, следовало бы для начала подготовить почву для нее, а потом открывать двери для всех желающих. Нам на это говорят, что нужно развивать домашние услуги. Это звучит странно: Таллинн развивает их много лет в каждом районе, а выделенных на это средств не хватит даже на осуществление самой реформы, не то что на дополнительные задачи», – говорит столичный вице-мэр Бетина Бешкина.
Можно надеяться, что спрос увеличит предложение, и будут построены новые дома по уходу, чтобы обслуживать стареющее население, говорит Яаника Луус. «В Таллинне и Харьюмаа дом по уходу найти труднее, чем, например, в Южной Эстонии, но в массе полупустых домов по уходу нет. Старение населения уже в Эстонии, и это уже не тема будущего», – подчеркивает она.

Сами по себе бетонные стены не могут предоставить уход.

Бетина Бешкина
Но, по словам Бешкиной, возможностей строить новые муниципальные дома по уходу нет: «Сами по себе бетонные стены не могут предоставить уход. И это колоссальные на сегодняшний день инвестиции в бетон, – например, наш новый корпус Ируского дома по уходу стоил около восьми млн евро, и это цены 2020 года. Сейчас эту стоимость можно с уверенностью умножать на два. Помимо этого, возникнут регулярные расходы на деятельность», – поясняет вице-мэр.
Поэтому необходимо сотрудничать с частным сектором, но, поскольку количество желающих скачкообразно возросло, дома по уходу сталкиваются с очередями, что, по словам Бешкиной, позволяет им в какой-то степени выбирать клиентов. Эта проблема существовала и раньше, выросший в результате реформы спрос ее усугубляет.
«С Таллинном несколько домов по уходу уже расторгли договоры, которые касаются клиентов с высокой потребностью в помощи. Они нас оповестили о том, что больше не могут оказывать эти услуги. Как правило, это клиенты с деменцией, различными зависимостями, инфекционными заболеваниями. Именно эти люди, у которых потребность в помощи высокая, в итоге оказываются в конце очереди», – утверждает она.
В домах по уходу наличие этой проблемы признают лишь отчасти. «Такое мнение от близких мы слышим часто, и отчасти это является правдой. Мы оказываем свои услуги любому человеку, независимо от того, лежачий он или ходячий», – говорит руководитель Lootuse rand Светлана Безгодко. По ее мнению, некоторые дома отказывают лежачим клиентам, так как работники не имеют навыков и специальных эргономичных инструментов для предоставления качественной услуги. Так, например, не все дома престарелых оснащены функциональными кроватями.
Мартин Кукк из Südamekodu находит, что утверждение о том, что частники предпочитают легких клиентов, неверно: «И в наших домах престарелых, и во всех других домах по уходу независимо от формы собственности есть постояльцы как с более низкими, так и с более высокими потребностями в уходе».
Яаника Луус поясняет, что, если на основании оценки потребности в помощи человеку показана услуга общего ухода, а в Ируском доме по уходу нет свободного места, город подыскивает место для человека в другом доме престарелых. При этом ищущим место она советует следить за стоимостью компонентов ухода, указанных в прейскуранте домов по уходу: чем меньше компонент обслуживания, тем меньше обслуживающий персонал, тем хуже качество услуги.

Все на равных

Теоретически реформа дает клиентам домов для престарелых равные возможности: будь то миллионер или получатель минималки, частично за его место в доме по уходу государство готово заплатить.
«Я лично считаю, что клиенты должны платить за услуги на равных основаниях, но то, насколько и в какой степени государство или местное самоуправление поддерживает человека в оплате услуги, должно учитывать финансовое положение человека. Это означает, что деньги налогоплательщиков могли бы больше помогать тем, кто больше нуждается в помощи», – говорит Мартин Кукк.
По словам Бешкиной, сейчас Таллинн учитывает доход клиента в том случае, если у человека пенсия меньше средней. «Если у него есть, например, нереализованная недвижимость, то мы будем говорить с его родственниками, что здесь есть финансовая возможность все-таки доплачивать. Но это всегда вопрос времени, нельзя за день реализовать актив, в таких случаях мы даем людям хотя бы полгода», – говорит она.
В необходимости реформы у представителей социальной сферы сомнений нет, в то же время относительно качества ее подготовки мнения расходятся.
«Мы оцениваем реформу как большой шаг в развитии данной сферы, который в будущем будет способствовать улучшению качества предоставляемых услуг, а также даст близким возможность выбора относительно ухода за любимым человеком», – говорит Светлана Безгодко.
«В долгосрочной перспективе есть надежда, что как местные органы власти, так и частный сектор будут строить больше мест по уходу, и, что наиболее важно, вступающая в силу реформа позволит местным самоуправлениям финансировать и создавать стандарты качества для ухода на дому, что должно значительно снизить спрос на дома престарелых», – оптимистичен и Мартин Кукк.
«К сожалению, приходится признать, что реализация реформы попечения сегодня осуществляется слишком поспешно, в результате чего тема недостаточно обсуждалась и освещалась в обществе. Прозвучали лозунги, а в реальную ситуацию углубляться не стали», – констатирует Яаника Луус.
«Сейчас реформа в своей неподготовленной форме зашла достаточно далеко. Необходимо запускать программы по поиску и обучению персонала и искать деньги. К сожалению, пока никаких внятных предложений решения этой проблемы мы не услышали», – подытоживает Бешкина.

Меэли Туубель, советник отдела попечения и социальной интеграции Министерства социальных дел

Таллинн критикует министерство, утверждая, что реформа попечения вызовет дефицит финансирования и тех денег, которые министерство выделяет Таллинну на содержание домов по уходу, будет недостаточно уже в следующем году. Как рассчитывалась сумма госфинансирования и учитывалось ли при этом, что в разных самоуправлениях разный уровень зарплат и прочих расходов, а также разный спрос на места в домах по уходу?

Финансирование рассчитывалось с учетом изменения цен на услуги, повышения заработной платы работников, оказывающих услугу по уходу, и необходимости увеличить их количество, как и количество мест в домах социального попечения. Кроме того, при расчете принималось во внимание и то, что людей, нуждающихся в услуге общего ухода, потенциально станет больше.

К 2024 году планируется провести перераспределение средств по самоуправлениям с учетом доли зарегистрированных в них пожилых людей, а также количества получателей услуги общего ухода и других региональных нюансов. В совокупности государственная субсидия и действующий на сегодня средний вклад самого самоуправления (доля самофинансирования) обеспечат всем местным самоуправлениям, по крайней мере, минимальный уровень ресурсов, необходимых для того, чтобы покрыть среднюю стоимость расходов на уход на одного человека в специализированном учреждении. Это тот компонент цены за место в доме социального попечения, который с 1 июля 2024 года должен оплачиваться самоуправлением с помощью выделенных государством средств.

Как при таком финансировании привлечь в дома по уходу квалифицированную рабочую силу и обеспечить качество услуги?

Увеличение численности персонала, оказывающего услуги по уходу, безусловно, будет стимулироваться изменением финансирования, предусмотренным реформой. Субсидия направлена как раз на оплату труда персонала. Это позволит вернуть обученных работников, которые сменили место работы, не имея возможности получать достойное вознаграждение за труд, а также мотивировать новых сотрудников.

Чтобы поддержать поставщиков услуг в поиске необходимой им рабочей силы, Министерство социальных дел планирует ряд мероприятий по обучению новых работников по уходу и повышению квалификации существующих за счет внешнего финансирования. Из Европейского социального фонда на обучение 2077 работников по уходу выделено почти 2 миллиона евро. Кроме того, 7 миллионов евро будет направлено на развитие рабочей силы в социальном секторе. Сюда входит модернизация учебных программ и профессиональных стандартов, улучшение эффективности системы повышения квалификации, развитие системы поддержки на рабочем месте, формирование имиджа сектора ухода как социально значимого и уважаемого обществом и так далее. Финансирование выделено из Эстонско-швейцарской программы сотрудничества.

Реализацию плана мероприятий планируется начать во второй половине 2023 года. В них примут участие образовательные учреждения, поставщики услуг общего ухода, Эстонская касса страхования от безработицы, Эстонская ассоциация социальной работы (ESTA), Эстонское квалификационное агентство SA Kutsekoda и другие ключевые партнеры.

Некоторые руководители домов по уходу прогнозируют, что сектору потребуется около 2000 новых сотрудников в ближайшем будущем, и считают, что без иностранной рабочей силы в этой сфере не обойтись. Готово ли министерство лоббировать ее ввоз и какую альтернативу оно может предложить?

Частично ответ на этот вопрос дан выше. Что касается привлечения иностранной рабочей силы, то такой шаг потребует политического решения. В настоящее время планируется использовать работников из Эстонии.

от Юрий Мочилин

Родился в Таллинне. Живу и работаю в Таллинне. Член партии Коос-Вместе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.