15 ноября 2022, 09:49

«Полярная сова» – кто содержится в самой страшной тюрьме России

На краю земли, там, где властвуют ветра и метели, находится, пожалуй, одна из самых суровых и страшных тюрем нашей страны — ИК-18, в простонародье «Полярная сова». Именно здесь нашли последнее пристанище террористы, серийные маньяки, киллеры и рецидивисты. Отсюда невозможно сбежать, дорога одна — смерть.

От ГУЛАГа до «Полярной совы»: история колонии

Колония строгого режима «Полярная сова» находится в самом центре поселка Харп, что на ненецком языке означает северное сияние. Становление населенного пункта пришлось на времена всем известной «501-й стройки» — грандиозного сталинского проекта 1947-1953 годов.


Что за объект 501-я стройка, разговоры о которой не утихают вот уже больше 70 лет?


Трансполярная магистраль протяженностью 1500 километров должна была соединить Западную и Восточную Сибирь. На работы бросили осужденных ГУЛАГа, которых в послевоенное время хватало с лихвой. В основном это были мелкие воришки, отбывающие наказание, к примеру, за кражу хлеба, мародеры или военные. В меньшей степени, но наравне с ними «стройкой века» занимались и бывалые рецидивисты.

Фото: стоп-кадр из фильма «Музейный ГУЛАГ. Документальный фильм | Полярные истории»/«Ямал-Медиа»

Фото: стоп-кадр из фильма «Музейный ГУЛАГ. Документальный фильм | Полярные истории»/«Ямал-Медиа»

Трудиться приходилось по 16 часов в день, жили арестанты в землянках и небольших бараках, которые сами же и возводили. Выдержать в подобных условиях могли не все, холод и голод забрал множество человеческих жизней, за что проект прозвали «Мертвой дорогой». Довести до конца задумку так и не удалось, после смерти вождя работы приостановили, а позже и вовсе заморозили, заключенных раскидали по разным лагерям и тюрьмам.

Пока шло строительство, вдоль железнодорожных путей возводили станции. Одна из таких получила название «Подгорная» в 1961 году, из которой и вырос Харп — поселок закрытого типа. Здесь для осужденных организовали исправительно-трудовую колонию ИК-3. Рядом находился завод железобетонных конструкций, где в большинстве своем трудились заключенные.

В 1973 году было решено создать в Заполярье место для самых опасных преступников. Спустя несколько лет в Харп стали свозить матерых рецидивистов. В конце 2004 года ИК-18 получила новый статус — исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных.

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Современная тюрьма «Полярная сова» в Харпе

Сегодня в «Полярной сове» есть все, что необходимо для жизнеобеспечения. Осужденные трудятся в котельных, пекут хлеб, шьют одежду и даже выращивают овощи, которые пользуются спросом у жителей Харпа и Лабытнанги. Также постояльцы ИК-18 делают украшения из уральского камня, занимаются ремонтом автомобилей. На территории есть клуб и церковь.

Но пользоваться благами ИК-18, если это можно так назвать, разрешено не всем.

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Пожизненно осужденные редко могут побаловать себя сторонними развлечениями, к ним — особое отношение. Большую часть времени они проводят в своих камерах, рассчитанных на одного-двух человек.

Внутри все в стиле «минимализм»: стол, тумба, вешалка, кровать, бак с водой. Подъем в 6 утра, отбой в 22:00.

Один раз заключенных выводят на полуторачасовую прогулку в узкий дворик, обтянутый колючей проволокой. Допустимо говорить с сотрудниками колонии, обращаться за помощью к врачу. Есть практика визитов священнослужителей раз или два в год.

Так, более 16 лет в «Полярной сове» ведет тюремное служение отец Кирилл, клирик храма Святителя Николая Мирликийского в Бирюлеве. Последние 4-5 лет занимает должность помощника начальника УФСИН России по городу Москве по организации работы с верующими.

Отец Кирилл переписывается с пожизненниками и навещает друзей по переписке из «Полярной совы» один-два раза в год. Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Отец Кирилл переписывается с пожизненниками и навещает друзей по переписке из «Полярной совы» один-два раза в год. Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Ниточка с тем миром: как священник из Москвы стал исповедовать пожизненно осужденных из «Полярной совы».


На территории ИК-18 есть православная часовня великомученика Георгия Победоносца, традиционно в январе приезжают духовные наставники Салехардской епархии Русской Православной Церкви, организуют причастие, исповедь, праздничную литургию. Считается, что подобные мероприятия положительно влияют на осужденных, отогревают сердца.

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

В остальном обстановка за колючей проволокой и стальными замками угнетенная, разнообразить досуг можно только книгой или радио.

Раз в неделю душ, да и тот ограниченный по времени, всего 10 минут. По выходным сидельцам разрешается смотреть фильмы на DVD, но строго на военную тематику.

Кого содержат сейчас в «Полярной сове»

Под крылом «Полярной совы» находится около 550 заключенных, из них около сотни отбывает наказание в колонии поселения. Но большая часть все же сидит за самое тяжкое преступление — убийство.

Серийный убийца Александр Пичушкин

Фото: ru.wikipedia.org

Фото: ru.wikipedia.org

Один из харповских «пыжиков», как на тюремном жаргоне называют пожизненников, — Александр Пичушкин по прозвищу «Битцевский маньяк». Всероссийскую славу он получил в начале 2000-х из-за жестоких расправ, которые совершал в Битцевском лесу Москвы. На счету мужчины 49 жертв. Как признается сам Пичушкин, его целью было совершить 64 убийства — по количеству клеток на шахматной доске. Зверства, совершенные им, не поддаются объяснению. Он душил, забивал молотком, а после этого тела погибших скидывал в канализацию. Вот уже больше 15 лет Пичушкин находится за решеткой, но не теряет надежды выйти на свободу. Не раз он признавался, что хочет продолжить убивать…

Лидер преступной группировки Сергей Буторин

Фото: ru.wikipedia.org

Фото: ru.wikipedia.org

Сергей Буторин по кличке «Ося» — лидер Ореховской ОПГ, тоже находится среди тех, кто больше никогда не сможет покинуть стены ИК-18. В девяностые годы он сколотил банду, которая держала в страхе весь юг и юго-запад Москвы. Ее считали одной из самых жестоких в стране.

В 2011 году Буторина признали виновным в убийстве 38 человек и организации преступной группировки, приговорили к пожизненному заключению. «Ося» пытался замести следы своей деятельности, но ни пластическая операция, ни побег в Испанию, ни даже фальсификация собственной смерти не спасли от наказания.

Чеченский террорист Нур-Паши Кулаев

Фото: Ева Меркачева/«МК»

Фото: Ева Меркачева/«МК»

Единственный выживший террорист, принимавший участие в расстреле детей 2004 года в Беслане, Нурпаша Кулаев тоже сидит за стенами «Полярной совы». Тогда были убиты 314 заложников и 19 силовиков. Суд Северной Осетии приговорил его к смертной казни, но наказание заменили на пожизненный срок.

Маньяк-педофил Николай Мозгляков

Фото: ru.wikipedia.org

Фото: ru.wikipedia.org

Еще один заключенный в ИК-18 Николай Мозгляков. В апреле 2008 года мужчина похитил трех школьниц в городе Златоусте Челябинской области. Угрожая ножом младшей, семилетней девочке, он заставил других пойти с ним. В лесном массиве кладбища он привязал их к дереву и по очереди изнасиловал. Не желая оставлять свидетелей, насильник взял нож и изрезал каждую.

Убийцу удалось поймать благодаря Лере, выжившей в страшной расправе. С ее слов составили фоторобот, особой приметой стала татуировка в виде паука на руке. Мужчину приговорили к пожизненному сроку. Однако родственники погибших считают наказание слишком мягким.

Кто смог выйти из тюрьмы «Полярная сова»

За всю историю существования «Полярной совы» ее стены смог покинуть только один узник — Анвар Масалимов, рецидивист, на чьих руках кровь двух человек.

Отсидев срок за первое убийство, после которого прошло 15 лет, Анвар в пьяном угаре совершил еще одно. Он задушил знакомого, а следы преступления попытался скрыть, расчленив тело бывшего товарища. За это в 1991 году его приговорили к высшей мере — расстрелу, но исполнения приговора он так и не дождался. В стране ввели мораторий на смертную казнь, расстрел заменили на пожизненное лишение свободы. Ему удалось добиться переквалификации дела, в 2016 году он вышел на свободу.

Однако через три года Масалимов снова оказался за решеткой — на пять лет, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему. Преступник отбывает наказание в исправительной колонии строгого режима.

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Фото: Юлия Чудинова/«Ямал-Медиа»

Заключенные считают наказание слишком суровым

Несмотря на тяжесть совершенных преступлений, сидельцы «Полярной совы» чаще всего уверены, что пожизненный срок — слишком суровое наказание. Но рассчитывать на смягчение приговора им не приходится. Подать прошение об освобождении можно только спустя 25 лет отсидки, дожить до этого момента удается не всем, да и заканчивается рассмотрение таких просьб обычно отказом.

от Юрий Мочилин

Родился в Таллинне. Живу и работаю в Таллинне. Член партии Коос-Вместе.

Один комментарий к “Навальный. Полярная сова.”
  1. «Полярная сова» — место где содержат политических заключенных. Бить Алексея Навального не будут. А вот издеваться — продолжат. В этом я уверен!
    Политики должны сделать все для освобождения не только Навального. Свободу всем политическим заключенным!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.