Чт. Май 26th, 2022

Право

Услуга помощи жертве

Помощь жертве

Помощь жертве – это бесплатная публичная социальная услуга, цель которой – сохранить или улучшить способность жертвы справляться с ситуацией.

Если вы стали жертвой преступления или испытали насилие, безучастность или плохое обращение, вы можете обратиться в центр помощи жертве. Государственные центры помощи жертвам находятся во всех крупных городах (контактные данные работников по помощи жертве). В центрах помощи жертве мы оказываем бесплатную услугу консультирования для нуждающихся в помощи.

Работники центра помощи жертве окажут поддержку и помощь также в том случае, если лицо, совершившее против вас физическое, психическое или сексуальное насилие, неизвестно. Работники центра помощи жертве предложат вам эмоциональную поддержку, поделятся информацией о возможностях получения помощи и проинструктируют вас в вопросах общения с другими необходимыми учреждениями.

В центр помощи жертве вы можете обратиться и анонимно, однако при ходатайстве о получении компенсаций и оказании услуг вам все же понадобится предоставить свои персональные данные. В центре помощи жертве вам обеспечат полную конфиденциальность. Если вашу проблему необходимо решить в ходе сотрудничества с несколькими учреждениями, мы спросим у вас разрешения на то, чтобы связаться с партнером. 

Дополнительная информация

Психосоциальная помощь в кризисной ситуации

Психосоциальная помощь в кризисной ситуации – это ЧЕЛОВЕЧНАЯ, ПОДДЕРЖИВАЮЩАЯ и ПРАКТИЧЕСКАЯ помощь другим людям в кризисной ситуации или после нее.

Она состоит из множества различных видов деятельности, которые поддерживают чувство благополучия и безопасности человека, а также рациональное принятие решений и поведение.

Психосоциальная помощь в кризисной ситуации помогает предотвратить негативные последствия для социальных отношений, здоровья и повседневной жизни.

Своевременная и доступная психосоциальная поддержка играет важную роль в профилактике посттравматического стрессового расстройства, а также в предотвращении и облегчении связанных с ним недомоганий.

Во время чрезвычайного положения

действия по реагированию на психосоциальные кризисы способствуют психосоциальному преодолению и адаптации населения, а лицам, принимающим первые ответные меры, помогает сохранять работоспособность и предотвращать выгорание.

Во время чрезвычайного положения предназначенная населению кризисная помощь включает, среди прочего:

  • Предоставление адекватной и актуальной информации и четких инструкций по поведению
  • Обеспечение удовлетворения и поддержка базовых потребностей
  • Поддержка людей в повседневной жизни
  • Поддержка принятия безопасных решений, вселение надежды
  • Обеспечение широкой доступности психологической первой помощи

Критическую важность имеет поддержка тех, кто помогает пострадавшим от кризиса людям (прямые и косвенные жертвы), которая заключается в следующем:

  • Предоставление адекватной информации и четких инструкций по поведению
  • Обеспечение безопасности и чувства защищенности на рабочем месте
  • Решение вопросов, связанных с семьей и близкими, при поддержке работодателя
  • Удовлетворение повседневных нужд и основных потребностей (сон, еда, социальное общение и т. д.)
  • Обеспечение доступности психологической первой помощи
  • Предоставление специализированной помощи на рабочем месте (внимание и поддержка руководителей, меры поддержки внутри команды, групповой надзор, беседы с целью выговориться и т. д.)

После чрезвычайного положения

роль психосоциальной помощи в кризисной ситуации заключается в поддержке восстановления населения и специалистов, а также в возвращении к нормальной жизни.

После психосоциального кризиса люди, которые в большей степени пострадали от кризиса, нуждаются в поддержке со стороны социальной системы и системы здравоохранения для поддержания своего психического здоровья и социальной защиты, что при необходимости означает также профессиональную психологическую и психиатрическую помощь.


Психосоциальную помощь в кризисной ситуации организует Департамент социального страхования (SKA). Своей деятельностью SKA поддерживает орган управления кризисом. На практике психосоциальную помощь в кризисной ситуации оказывают многие учреждения, сообщества, волонтеры и близкие люди, не менее

Департамент социального страхования проводит мероприятия по оказанию психосоциальной помощи в кризисной ситуации по следующим направлениям:

  • Информирование
  • Оказание прямой помощи
  • Поддержка учреждений и специалистов
  • Информирование общественности и учреждений
  • Выявление новых потребностей, координация действий

Партнером Департамента социального страхования в определении потребностей, планировании и реализации мероприятий является экспертная группа Эстонской коалиции душевного здоровья и благополучия (VATEK). VATEK также является стратегическим партнером Министерства социальных дел в области душевного здоровья. 

Bажную роль играет также самопомощь.

Каналы психосоциальной помощи

Контакты на темы оказания психосоциальной помощи в кризисной ситуации:

  • Глава службы помощи жертвам Северного региона (Таллинн и Харьюмаа): Ольга Евдокимова, 5322 5364, Olga.Jevdokimova@sotsiaalkindlustusamet.ee
  • Глава службы помощи жертвам Южного региона (Тартумаа, Йыгевамаа, Вильяндимаа, Валгамаа, Вырумаа, Пылвамаа): Хелери Оло, 5307 4196, Heleri.Olo@sotsiaalkindlustusamet.ee
  • Глава службы помощи жертвам Западного региона (Ляэнемаа, Пярнумаа, Хийумаа, Сааремаа, Рапламаа, Ярвамаа): Тийна Рууль, 5303 9077, Tiina.Ruul@sotsiaalkindlustusamet.ee
  • Глава службы помощи жертвам Восточного региона (Ида-Вирумаа, Ляэне-Вирумаа): Мари-Лийз Орг, 524 6758, Mari-Liis.Org@sotsiaalkindlustusamet.ee
  • Руководитель Службы психосоциальной помощь в кризисной ситуации: Хелен Альтон, helen.alton@sotsiaalkindlustusamet.ee

Возмещение расходов на психологическую помощь

Став жертвой, вы и ваши члены семьи получите возможность обратиться на консультацию к психологу. Для получения компенсации психологической помощи вам необходимо встретиться с работником центра помощи жертве, который оформит для вас ходатайство, которое вы подпишете. Вам понадобится также справка из полиции, подтверждающая, что возбуждено производство, и что вы являетесь потерпевшей(-им) или ее (его) законным представителем. Получить справку в полиции вам поможет работник центра помощи жертве.

О назначении компенсации психологической помощи вам сообщат в течение 10 рабочих дней. Затем вы сможете обратиться на прием к психологу. Размер компенсации для каждого человека составляет одну минимальную ставку зарплаты, которая в 2021 году составляет 584 евро. На приемах у психолога вам не нужно самостоятельно рассчитываться деньгами, поскольку мы сами заплатим психологам за оказанную вам услугу.

Дополнительная информация

Компенсация помощи жертве

Если вы стали жертвой тяжкого преступления, государство выплатит вам компенсацию помощи жертве. Если потерпевший(-ая) вследствие тяжкого преступления погиб(ла), мы выплатим компенсацию помощи жертве его (ее) иждивенцам. Из расходов на похороны жертвы преступления определенная сумма возмещается тому, кто фактически понес эти затраты. Подробнее о компенсации помощи жертве можно прочесть здесь.

Дополнительная информация

Услуга по примирению

Услугу примирения назначает судья, прокурор или делопроизводитель сторонам преступления II степени тяжести или проступка с их собственного согласия.

Если вы являетесь одной из сторон услуги примирения, в ходе производства у вас будут проходить собеседования и встречи с примирителем, в роли которого выступают специалисты отдела помощи жертве, прошедшие соответствующее обучение.

При проведении процесса примирения учитываются, прежде всего, интересы пострадавшей(-его)/жертвы деяния. Целью услуги примирения является заключение между сторонами письменного соглашения, с заключением которого лицо, совершившее деяние, берет на себя обязательства.

Вам как пострадавшей(-ему) услуга примирения дает больше возможностей участвовать в делопроизводстве и решать, каким образом лицо, совершившее деяние, возместит свое деяние как вам, так и обществу.

После заключения примирительного соглашения уголовное дело закрывается, однако примиритель проверяет в течение срока до полугода выполнение обязанностей по примирительному соглашению, а при необходимости и рекомендует сторонам иные услуги.

Дополнительная информация

Услуги жертвам торговли людьми, несовершеннолетним, которые столкнулись с ненадлежащим сексуальным обращением, и несовершеннолетним иностранцам без провожатых

Жертвы торговли людьми, несовершеннолетние иностранцы без провожатых и несовершеннолетние, которые столкнулись с сексуальными посягательствами, имеют, помимо услуги консультирования, психологической помощи и помощи при общении с государственными учреждениями, органами местного самоуправления и юридическими лицами, право на получение и других услуг, а именно: безопасное размещение, медицинские услуги, услуги переводчика и прочие услуги, необходимые для физического и психосоциального восстановления. Эти услуги можно получать до отпадения необходимости в них, если возбуждено уголовное производство на основании статей о торговле людьми или о сексуальных посягательствах, установленных в Пенитенциарном кодексе.

Право на получение услуг имеет и лицо, в отношении которого возникло подозрение, что оно стало жертвой торговли людьми, или что оно в несовершеннолетнем возрасте подверглось сексуальным посягательствам, о чем в полицию или прокуратуру было передано сообщение о преступлении. Если жертва торговли людьми или подвергшийся сексуальным посягательствам несовершеннолетний имеет медицинскую страховку, в рамках услуги помощи жертве лицу возмещаются расходы на оказанные медицинские услуги в той части, в которой их не покрывает медицинская страховка. Совершеннолетний, подвергшийся сексуальным домогательствам в несовершеннолетнем возрасте, имеет право ходатайствовать о компенсации расходов на психологическую помощь в течение трех лет после его становления совершеннолетним, если повод для уголовного производства не появился ранее.

Дополнительная информация

Группы поддержки для людей, переживших сексуальное насилие

С 2019 года отдел помощи жертвам Департамента социального страхования финансирует и поддерживает группы поддержки жертв сексуального насилия в рамках услуг, направленных на жертв сексуального насилия, и мы продолжаем развивать эту услугу. По состоянию на конец февраля 2021 года Департамент социального страхования заключил договоры о закупках с 5 поставщиками услуг, которые проводят группы поддержки для взрослых, подвергшихся сексуальному насилию.

Целью групп  является поддержка повседневной жизни людей, подвергшихся сексуальному насилию. Группы поддержки проходят либо путем контактных встреч, либо онлайн, в зависимости от ситуации с COVID. Человек, обращающийся в группу поддержки жертв сексуального насилия, может выбрать группу поддержки в том районе, который ему подходит. Чтобы связаться с группами поддержки,  нужно обратиться к работнику службы помощи жертв в вашем районе или написать по адресу tugigrupp@sotsiaalkindlustusamet.ee.

В северной части Эстонии услугу русскоязычной группы поддержки жертв сексуального насилия оказывает Tunnete Vikerkaar OÜ.

Исполнитель всегда несет ответственность за акт сексуального насилия. Жертва сексуального насилия ни в чем не виновата.

Если с момента инцидента сексуального насилия прошло менее 7-8 дней, мы рекомендуем вам всегда обращаться в ближайший кризисный центр сексуального насилия (SAK) или звонить на горячую линию для жертв по номеру 116006.

Посмотрите, какая помощь предлагается в SAK

Услуги индивидуального психологического консультирования и терапии для жертв сексуального насилия

С 2021 года мы предлагаем возможность получать бесплатные индивидуальные психологические консультации и терапию для жертв сексуального насилия (включая сексуальное насилие в прошлом),  при помощи  государственного финансирования, через службу помощи жертвам Департамента социального страхование, если консультации и терапия не были получены каким-либо иным образом . Для получения психологического консультирования и терапии вам следует обратиться к работнику службы поддержки жертв в вашем районе.

Индивидуальные психологические консультации и терапию жертвам сексуального насилия можно предоставляют:

  • OÜ Tuuletaeva — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском языке;
  • OÜ Tunnete Vikerkaar — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на русском и эстонском языках;
  • OÜ Pyramid Consult — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском и русском языках;
  • OÜ ProVida Kliinik — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском, английском и русском языках;
  • MTÜ VAITER — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском и английском языках;
  • MTÜ TOETUS — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском и русском языках;
  • MTÜ Põlvamaa Nõustamiskeskus — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском и русском языках;
  • MTÜ Psühholoogilise abi keskus Ariadna — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на русском языке;
  • MTÜ Abi Võti — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском, английском и шведском языках;
  • AS Lääne-Tallinna Keskhaigla — психологическое консультирование жертв сексуального насилия на эстонском и английском языках.

Форма поиска

Поиск Департамент социального страхования | Почтовый адрес: Палдиски шс. 80, 15092 Таллинн |
Телефон: 612 1360 | info@sotsiaalkindlustusamet.ee  | Oбслуживания клиентов

Найти:

Нет, Юри и Хелир-Валдор, в Эстонии с правами человека не всё в порядке

Кади Вийк 16.02.2021

Одной из самых странных реакций на интервью Марта Хельме газете Deutsche Welle было немедленное и уверенное заверение партнеров по коалиции, что в Эстонии с правами человека всё в порядке. Об этом сразу же заявил премьер-министр, повторив в нескольких формулировках, что в Эстонии гарантируются и защищаются права человека. Хелир-Валдор Сеэдер также подчеркнул, что в Эстонии с правами человека всё в порядке, и у нас никого не притесняют.

Как бы сказать об этом премьер-министру и его соратникам… дело в том, что в Эстонии с правами человека не всё в порядке.

Большую часть года я занималась написанием сводного отчета организаций, занимающихся правами человека в Эстонии, для Совета ООН по правам человека. Я общалась с организациями, которые защищают права людей с ограниченными возможностями, права детей и подростков, права женщин, которые судятся от имени людей, подвергшихся дискриминации, и так далее. Я изучала правовые акты, отдельные случаи и статистику. А также нарекания и рекомендации, выраженные международными организациями в адрес Эстонии. 

Вывод? У нас с правами человека далеко не всё в порядке. Вот несколько примеров.

  1. В Эстонии, по сути, узаконены детские браки. В то время как Закон о семье гласит, что минимальный легальный возраст для вступления в брак составляет 18 лет, по разрешению суда в брак может вступить 15-летний ребенок. В период с 2009 по 2018 был заключен 81 брак с лицами младше 18 лет, из которых 89% были девочки. Это также означает, что в Эстонии самый низкий минимальный легальный возраст для вступления в брак из всех стран Европы. За изменение этой ситуации отвечает Райво Аэг (партия Isamaa), поскольку Закон о семье находится в ведении министерства юстиции.
  2. В Эстонии, по сути, узаконена педофилия. Возраст, по достижении которого считается, что человек «соглашается» на сексуальные действия, второй стороной которых является взрослый, составляет 14 лет. Этот минимум очевидно слишком низкий и создает риск сексуального насилия в отношении подростков. Пенитенциарный кодекс также находится в ведении министра юстиции (партия Isamaa).
  3. Cтандарты доказанности по делам о сексуальном насилии в Эстонии выполнить весьма сложно, а наказания в основном мягкие. В пенитенциарном кодексе Эстонии упоминается целых три состава преступления, которые следует использовать в случае изнасилования (§ 141, 142 и 143). К сожалению, ни один из них не соответствует международным стандартам, поскольку каждый ссылается на применение насилия и способность жертвы оказать сопротивление. Понятие изнасилования должно охватывать все половые акты без согласия, как установлено в Стамбульской конвенции (Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием). Этот вопрос тоже находится в ведении министра юстиции (партия Isamaa).
  4. В Эстонии дети и подростки не могут получить психиатрическую помощь по собственному желанию, если их родители против. Случаи такого рода происходят каждый год. В частности, Закон о психиатрической помощи предписывает оказание психиатрической помощи несовершеннолетнему лицу по его собственному желанию только с согласия его законного представителя. В глазах закона 14-летний ребенок достаточно «зрелый» для того, чтобы заниматься сексом со взрослым, но не для того, чтобы самостоятельно обратиться за помощью к психиатру. Партии весьма хорошо осведомлены о проблеме, но вопрос просто никуда не двигается в парламенте – из-за противодействия со стороны EKRE. И партнеры по коалиции (Центристская партия и Isamaa) этому потворствуют.
  5. В Эстонии можно найти множество примеров того, что публичное пространство – общественный транспорт, жилые здания, общественные здания – недоступно для людей с ограниченными возможностями. Даже не на каждый избирательный участок можно попасть. Что же это за жизнь, когда ты должен сидеть дома и не можешь пойти на выборы, чтобы изменить ситуацию? Этот вопрос нельзя рассматривать как «только» проблему доступа для инвалидных колясок – в более широком смысле он относится к тому, как в нашем обществе могут передвигаться люди с нарушениями зрения, слуха или, например, детскими колясками. За это в первую очередь отвечает министр экономики и инфраструктуры Таави Аас и министр государственного управления Яак Ааб (Центристская партия).
  6. Эстонии следует закрыть крупные дома призрения «колхозного формата» для людей с особыми психическими потребностями и создать небольшие заведения семейного типа со значительно более человечной средой проживания. Располагаться они должны ближе к общественным центрам, чтобы их жители могли ходить на работу, в магазин, библиотеку или на кружок вязания, и делать все то, что в порядке вещей в обычной жизни. Кто или что этому препятствует? Местные самоуправления и местные жители, которые не хотят, чтобы «такие» люди жили по соседству – что с того, что это тоже наши люди. В Пылтсамаа процесс приостановило местное самоуправление, в котором ведущие должности занимают представители Социал-демократической партии и Центристской партии. В Курессааре строительство необходимого жилья затянулось из-за неуверенности и разногласий местных руководителей из Партии реформ, Социал-демократической партии и Центристской партии. Как можно заметить, это партии, которые на государственном уровне вещают о правах человека, но на местном уровне оказываются слишком бесхребетными, чтобы что-то сделать.
  7. В Эстонии приходилось эвакуировать участников мероприятий свободного сектора и вызывать полицию, поскольку ведущие политики из состава EKRE угрожали организаторам, являлись на мероприятия, мешали их проведению и фотографировали участников. Молодежный центр в Тарту на улице Лилле они обещали поджечь. В чем проблема? Подростки из Тарту и Пярну хотели обсуждать темы ЛГБТ+, а в Пярну прошла премьера биографического фильма о жизни Эмили Дикинсон. А кто отвечает за обеспечение свободы собраний, установленной в конституции? Министр внутренних дел Март Хельме (EKRE).
  8. Эстония не сделала ни единого шага для криминализации разжигания вражды и для того, чтобы мотив вражды стал отягчающим обстоятельством при других преступлениях. Эстония, конечно, отчиталась ООН о том, что занимается этим вопросом, примерно в точности тогда же, когда министр Урмас Рейнсалу заявил на всю страну, что не считает нужным что-либо делать. Травля в нашем обществе становится всё обширнее. Целенаправленная дегуманизация меньшинств и распространение ложной информации о них приняли такие масштабы, что последствия могут оказаться весьма серьезными. Эстонии следует сделать то, что она уже давно обещала Совету ООН по правам человека – но не для ООН, а для безопасности своего населения. Эта тема находится в ведении министра юстиции (партия Isamaa).
  9. Законодательство, направленное против дискриминации, в Эстонии является дискриминирующим. В то время как дискриминация по гендерному, национальному или расовому признаку запрещена почти во всех сферах, согласно Закону о равном обращении, дискриминация из-за вероисповедания, убеждений, возраста, инвалидности или сексуальной ориентации запрещена только в связи с работой. К сожалению, дискриминация бывает не только на рабочем месте, и можно привести множество примеров того, как люди становились объектами неравного обращения в учебном заведении, при поиске квартиры или даже при попытке заключить страховой договор. Такое упущение в законе приводит к весьма реальным последствиям – жертва не может предъявить требование о возмещении ущерба или обратиться к уполномоченному по равноправию за советом и помощью. Закон о равном обращении находится в ведении министра социальных дел Танеля Кийка (Центристская партия).

Приведенное выше – это всего лишь небольшая выборка серьезных проблем в сфере прав человека, актуальных для Эстонии в настоящий момент, за решение которых в основном отвечают именно Центристская партия и Isamaa – под руководством Юри Ратаса и Хелира-Валдора Сеэдера. 

Под конец хотелось бы добавить и некоторые наблюдения из личного (связанного с работой) опыта. В 2020 году организациям по защите прав человека в Эстонии приходится серьезно взвешивать, насколько доступными для общественности сделать личные и контактные данные своих работников. При поиске офисных помещений им приходится думать о том, насколько они защищены от саботажа. При организации общественных мероприятий им приходится проверять и устанавливать личность участников, нанимать охрану или держать в тайне место проведения мероприятия, чтобы обеспечить безопасность участвующих. Их приглашают принимать участие в конкурсах на проекты, а затем пытаются отобрать утвержденное финансирование в середине начатого проекта. Это нормально? 

Спасибо всем организациям, с которыми мне довелось сотрудничать при подготовке независимого отчета*. Ирония ситуации в том, что мы представили его в Совет ООН по правам человека на той же неделе, когда министр внутренних дел Эстонии заявил, что «с неприязнью» относится к части населения страны, а его партнеры по коалиции поспешили заверить, что на самом деле с правами человека в Эстонии всё в порядке.

*Сводный отчет по правам человека подготовлен сетью организации по обеспечении равного обращения. В нее входят и в подготовке отчета участвовали следующие: Центр по правам человека, Центр защиты детей, Эстонская палата людей с ограниченными возможностями, Веганское общество Эстонии, MTÜ Oma Tuba / Feministeerium, Ассоциация ЛГБТ Эстонии, Союз молодежных объединений Эстонии и Союз студенческих объединений Эстонии. Отчет опубликован на эстонском языке в ноябре, а ситуация с правами человека в Эстонии будет рассматриваться в ООН в 2021 году.

Статья впервые опубликована на портале ERR.0

Facebook
Twitter
Email

Кади Вийк Кади Вийк является редактором и автором сайта Feministeerium. Она работала в настоящем министерстве, однако жизнь в самодеятельном DIY-министерстве оказалась гораздо увлекательнее. При этом домашняя страница «Riigiteataja» до сих пор все же остается одним из наиболее часто посещаемых ею сайтов. Она считает себя либеральной феминисткой и радуется, когда люди берут свою жизнь в собственные руки, когда политика создает помехи на их пути, например, препятствуя регистрации совместной жизни. Чем старше она становится, тем больше убеждается в правильности мысли о том, что не стоит открывать рот, если не можешь сказать ничего интересного и стоящего.

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Читайте также

Feministeerium / 06.02.2021 Февраль. Вы поддерживаете большой процент женщин в правительстве?  В новом правительстве рекордное количество женщин, и это важный шаг вперед, потому что в предыдущем правительство было значительно больше Юри… Артур Аукон / 27.10.2020 Экреиты, Папа и Внутренняя «Польша» — ящик Пандоры открылся Почему мы должны бояться польского сценария На минувшей неделе произошло сразу два взаимоисключающих события, которые могут стать определяющими для нашего… Feministeerium / 12.10.2020 Октябрь: шпаргалка о неразжигании ненависти для правительства В августе мы было обратили внимание на то, что высокопоставленные чиновники ведут себя как будто не могут или не хотят…

MTÜ Oma Tuba · Telliskivi 60a/3, Tallinn, 10412 · info@feministeerium.ee · 5787 8488

Cart

  • No products in the cart.

«Очевидец»: людей с проблемами психики принимают в охранники

Архив25.10.2012 13:28Нравится

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото Автор: Фото: Scanpix/Postimees

Хотя государственное постановление запрещает принимать людей, имеющих психические расстройства, на должность охранников, на самом деле практически никто выполнения этого требования не контролирует. Из-за низкой заработной платы и высокой текучести кадров стать охранником в крупном магазине может практически каждый.

Каарелю (в связи с деликатностью темы имя изменено — ред.) 30 лет, он из Южной Эстонии. В середине сентября его знакомые с ужасом узнали, что он принят на работу в G4S охранником. По словам близких Каареля, его поведение может быть непредсказуемым и у него могут возникать неконтролируемые вспышки агрессии, рассказала передача эстонского телевидения «Очевидец» (Pealtnägija).

«Ведь во время работы, если он не сможет вовремя принять лекарство, у него может случиться припадок, тогда он может Бог знает что наделать», — говорит знакомый Каареля Маариус, по словам которого у Каареля могут быть и приступы бреда. «Когда у него случился такой приступ два года назад, он представлял себя и охранником, и помощником полицейского».

Официально Каарель является дееспособным, но он продолжительное время лечился в Тартуской психиатрической клинике. «Очевидец» не может раскрыть точный диагноз, но речь идет о серьезном психическом расстройстве, из-за которого человек был признан на 80% нетрудоспособным. Каарель должен регулярно проверяться и ежедневно принимать лекарства. И он не скрывает этого, если его спросить напрямую.

«Я регулярно хожу в больницу и принимаю лекарства», — описывает Каарель посещение психиатрической клиники. «И когда я вечером прихожу домой, то принимаю лекарства, чтобы хорошо спать ночью. У меня все в порядке».

По словам Маариуса, в связи с новой работой у Каареля нарушился режим, появились ночные смены, что ему вообще запрещено.

«Очевидец»: подозреваемый в педофилии мужчина почти 30 лет жил двойной жизнью

Отработавший две недели на новом месте Каарель с гордостью рассказывает, как после ночного дежурства на стройке он работал в продовольственном магазине и даже в расположенном в центре Тарту торговом центре «Таску» и на автобусной станции. Он утверждает, что справляется со своей работой.

Цель этой истории не в том, чтобы заклеймить позором Каареля. Исследуя эту тему, передача пришла к выводу, что речь идет о системных проблемах.

«Удивительно то, что он получил разрешение от врачей на эту работу. Если человек стоит на учете в больнице, значит у него имеются проблемы, которые не заметили или не захотели заметить», — говорит Маариус.

Во время медосмотра человек не обязан сообщать о своих психических расстройствах

Ситуация становится еще более удивительной, поскольку в постановлении министра внутренних дел, касающегося требований к состоянию здоровья охранников, чётко говорится, что при такой работе не допускается наличие у человека психических расстройств или других тяжелых заболеваний. Но тогда как имеющий психиатрический диагноз и, как следствие, ограниченную дееспособность молодой человек смог устроиться охранником в одну из крупнейших охранных фирм Эстонии?

Руководитель по персоналу охранного подразделения G4S Валдур Пеэбо говорит, что, прежде всего претендующие на должность охранника должны пройти первичную медкомиссию, которая заказывается у лиценцированных врачей и учреждений по гигиене и безопасности труда. По словам Пеэбо, у их фирмы есть договоры с несколькими клиниками, и визит к врачу не является формальностью, 5-10% кандидатов после этого отсеиваются.

«Очевидец»: все больше жителей Эстонии отказываются от машины в пользу велосипеда с коляской

Каарель проходил медкомиссию в тартуском представительстве ESMED, расположенном на улице Юликооли. По его словам, у него ничего не спрашивали о психиатрической клинике. «Я прошел лишь обозначенные в договоре проверки, все было в порядке», — говорит он. О принимаемых лекарствах на медкомиссии у него не спрашивали.

Член правления ESMED Дорис Сепп предпочла общаться с «Очевидцем» в письменной форме. Она не смогла вразумительно объяснить казус с конкретным молодым человеком, но при этом обратила внимание на то, что пришедший на медкомиссию человек сам заполняет подробную анкету о состоянии своего здоровья и подтверждает это собственной подписью. Вполне возможно, что человек просто не указывает все свои проблемы или даже намеренно вводит врача в заблуждение.

Валдур Пеэбо предполагает, что теоретически эта проблема должна была быть обнаружена в ходе медицинской проверки. «Если человек числится на учёте в каком-либо медучреждении, то такая информация могла бы быть доступной и другим медучреждениям», — отмечает он.

В этом-то и зарыта собака. На самом деле, такая информация не передается, и врач обычно принимает решение о состоянии здоровья в значительной степени основываясь на том, что сам человек считает нужным о себе сообщить.

Врачи без разрешения человека не могут запрашивать дополнительную информацию

Психиатр Андрес Лехтметс прокомментировал ситуацию в общем, не зная деталей истории Каареля. Из его комментария выясняется, что помимо того, что у врачей по гиниене труда в общем случае отсутствует доступ к истории болезни в электронном виде, о которой так много говорится, они не имеют права без непосредственного разрешения человека запрашивать дополнительную информацию у других врачей-специалистов.

«Актуальная камера»: у пожилых людей проблемы с получением ковид-сертификата

Но как тогда можно адекватно оценить, может ли человек работать на каком-то определенном месте?

«Здесь, на самом деле, есть две возможности», — говорит Лехтметс. «Одна — просмотреть данные о здоровье. Здесь всё должно быть очень четко — если человек хочет работать на конкретной должности, то без разрешения доступа к такой информации врач-эксперт не может давать своё заключение. И если появляются сомнения, то всегда можно провести дополнительные обследования, естественно настолько, насколько разрешит сам человек. Но если человек этого не разрешает, то нельзя выносить положительное решение «.

Охранником можно стать за два дня

У представителя ESMED, по словам Каареля, никаких сомнений не возникло, и ему выдали необходимую для трудоустройства справку. Таким образом, с одной стороны, согласно госпостановлению требуется, чтобы охранник был психически здоровым, но в действительности, выполнение этого требования не очень-то контролируется.

Но даже если медкомиссия ничего не заметила, наверняка перед тем, как человека отправить на какой-то объект, проводилось обучение и неужели там тоже не проявились особенности характера и поведения Каареля?

По словам Пеэбо, в какой-то мере он может с этим согласиться. «Хотя, несмотря на то, что мы в своих оценках руководствуемся прежде всего исходя из специфики профессии, в отношении справок о здоровье и проверки состояния здоровья нам действительно есть о чем подумать в плане процедуры набора персонала», — признает Вальдур Пеэбо.

«Очевидец»: в Эстонии становится все больше владельцев частных вертолетов

Первоначальное обучение, которое прошёл Каарель, по его словам, длилось 16 часов. Охранник прежде чем приступить к работе 8-9 часов проходит обучение в аудитории и 4-6 часов — на объекте. «В зависимости от сложности объекта», — добавляет Пеэбо.

Таким образом, охранником можно стать всего за два дня.

Врачи: психические заболевания не должны мешать получить работу

Психиатр Лехметс не видит проблемы в том, что кто-то из его пациентов будет работать охранником в торговом центре.

«Моё представление о работе охранника крупного торгового центра таково, что его роль во многом сводится к обеспечению поддержания общего порядка и, при необходимости, вызова помощи. Его работа не связана с применением силы.

Также по словам Дорис Сепп, людей, имеющих психические расстройства, вокруг нас на самом деле гораздо больше, чем мы себе представляем. И то, что человек проходит психиатрическое лечение не означает, что он не должен работать, поскольку современная медицина в состоянии очень сильно помочь таким людям.

По словам врачей, мы должны относиться к таким людям так же, как к больным гипертонией или диабетом. Вопрос в том, как найти для людей с психическими расстройствами ту работу, которая им действительно подходит.

«Большинство людей считают, что люди с психическими расстройствами могут быть опасны. Но и другие заболевания могут быть опасны. Например, высокое кровяное давление у водителя автобуса, если он не принимает лекарств, тоже очень опасно. Ведь у него во время работы может случиться приступ, что поставит под угрозу жизни многих людей. Представьте себе пилота самолета», — приводит примеры Лехтметс.

»Здесь невозможно установить четкую границу и обычно опасность несколько преувеличена. Я бы сказал, что опасным являются такие психические расстройства, которые не лечатся и которые скрыты», — добавляет психиатр.

По сообщению G4S, они недавно прекратили трудовые отношения с Каарелем. Это произошло не из-за расследования «Очевидца», а потому, что выяснилось, что он не подходит для этой работы. Однако история Каареля принесла в некотором смысле пользу, поскольку врачи по гигиене и безопасности труда сейчас предлагают внести уточнения в госпостановление в отношении требований к охранникам.

Во-первых, необходимо уточнить, кто относится к этой группе работников и более четко указать, что входит в трудовые обязанности охранников. Во-вторых, следует уточнить требования к состоянию здоровья, поскольку в нынешнем постановлении это охватывает сотни диагнозов. Например, если читать дословно, то у охранников не должно быть нарушения пищеварения, депрессии и высокого кровяного давления. В то же время, такие заболевания встречаются у очень многих людей.

Смотрите передачу «Очевидец» с русскими субтитрами на канале ETV2 во вторник, 30 октября, в 20 часов.

Редактор: Надежда Берсенёва

КТО УБИЛ МАРЦИНКЕВИЧА

Максим Марцинкевич

Перейти к содержимомуРефорум

Ольга Романова: два простых шага к реформированию тюремной системы

Основательница фонда помощи осуждённым и их семьям «Русь Сидящая» об основных проблемах российской пенитенциарной системы и о том, как их избежать.

Заявление о закрытии фонда «Русь Сидящая» из-за иска, поданного бывшим сотрудником Динаром Идрисовым, для многих стало шоком. Удаётся ли в новых обстоятельствах продолжать помогать заключённым? Как ваша команда отреагировала на решение о закрытии?

— Мы вместе прошли огонь, воду и медные трубы и умеем работать в ситуациях, когда работать, казалось бы, невозможно. Одна из моих любимых цитат Моше Даяна – «Если мы проиграем эту войну, я начну другую под фамилией моей жены», и можно сказать, что сейчас мы ищем подходящую «фамилию».

Как мы работаем? Во-первых, у нас есть свой фонд в Праге. Я создала его несколько лет назад, директор – мой одноклассник, с которым мы знакомы уже полвека. И так как в России мы иностранные агенты, именно в Праге сосредоточена наша финансовая подушка безопасности.

Во-вторых, пусть у нас и заблокировали все счета (а с ними и половину средств фонда), ничто не мешает нам пойти в банк, открыть новый счёт и работать через него. Правда, мы не можем использовать этот счёт для краудфандинга, потому что не хотим его афишировать. Краудфандинг у нас сейчас идет через PayPal и Yandex.кошелек, что затрудняет работу, но посылки продолжают уходить, аренду и зарплаты мы выплачиваем. Я держу в голове список мест, куда пойду просить деньги, когда они кончатся совсем, но на ближайшие полгода должно хватить (а за это время многое может случиться).

А в-третьих, мы открыли ещё одну организацию и сейчас будем перетаскивать в неё людей. Этот процесс займет, по моим оценкам, около двух лет, и тогда нынешняя «Русь Сидящая» прекратит свое существование. Я, как капитан корабля, останусь с ней до конца.

Схему придумали не мы – подобным образом действовал, например, Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального.

— Как считаете, чем обусловлена атака на фонд именно сейчас?

— Атаки были и раньше, просто на этот раз мы действительно оказались в тренде: «душить деньгами» стало модно только с конца 2019 года. А 10 лет назад коллег «душили» как иностранных агентов. Мы долго не были агентами – в фонде не было иностранных денег, – а когда такие средства, наконец, появились и мы поспешили зарегистрироваться агентами, Дмитрий Муратов (главный редактор «Новой газеты» – прим. «РеФорум») даже шутил: «Оль, ну наконец-то! А то мы уж было стали подозревать неладное!» Вскоре возник и другой тренд – уголовные дела. У нас они тянутся с 2017 года. Сейчас у меня их три. Могло быть и четвертое – за невыплату зарплат сотрудникам, но с этой ситуацией удалось справиться.

— В 2016 году ваша организация готовила подробное исследование, где были представлены ключевые характеристики российской пенитенциарной системы и её основные проблемы. Как изменилась ситуация за последние несколько лет?

— Во-первых, в России сократилось число заключённых: их сейчас около 600 тысяч. Среди них по-прежнему 8% женщин. Почему заключённых стало меньше? Прежде всего из-за декриминализации домашнего насилия. Да и статистика лукава. Например, появилось несколько новых видов наказаний, которые вроде бы не связаны с лишением свободы: «обязательные работы», «принудительные работы» и «исправительные работы».

Например, оппозиционерам очень любят назначать подметать улицы на глазах у прочих граждан (чтобы неповадно было митинговать) – это «обязательные работы».

Под такой вид наказаний попадают, например, злостные неплательщики алиментов и виновники ДТП без смертельных исходов.

Кроме того, у нас открылись так называемые ФИЦ – федеральные исправительные центры, которые обычно строятся неподалеку от колоний. Люди живут в общежитиях при крупных предприятиях, на которых работают, и считается, что это наказание не связано с лишением свободы. Хотя на самом деле, конечно, связано. А условия в этих ФИЦах хуже, чем в колониях. Например, в центре, расположенном в поселке «Металлург» под Санкт-Петербургом, у людей нет даже права пользоваться электрическими розетками. В теории «жителям» ФИЦов разрешается выходить в поликлинику или магазин, но на практике, конечно, никто им это не дозволяет. По статистике же человек на свободе, он не входит в упомянутые 600 тысяч.

Ещё одно серьезное изменение – по статьям, за которые привлекают людей. Довольно сильно выросло число осуждённых за оборот наркотиков, сейчас это больше трети осуждённых в мужских колониях и около половины – в женских.

— Скорее всего, многим осуждённым по этой статье наркотики подкидывают?

— Да, конечно.

Ещё одна статья, по которой, как показала история с Дмитриевым, очень легко посадить кого угодно, – педофилия (в июле 2020 года глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев был приговорён к 3,5 годам колонии строгого режима по делу о насильственных действиях сексуального характера в отношении приёмной дочери. – прим. «РеФорум»). Очень много таких дел в регионах, где сложная экономическая ситуация. Там это распространенный способ раздела имущества между супругами: женщина обвиняет бывшего мужа в педофилии, годовалый малыш, разумеется, ничего не может опровергнуть, в результате бывший уезжает на 12-14 лет в колонию, и квартиру делить больше не надо.

Ещё одно важное новшество: сотрудникам тюрем официально разрешили применять физическую силу, при неповиновении они могут даже пользоваться электрошокерами. При этом их обязали носить видеорегистраторы, записи с которых должны ежедневно выкладываться на сервер. Правда, сами тюремщики работать с записями не умеют и скачиванием данных на сервер, как правило, занимается кто-то из заключённых. Они же и передают эти видеоролики правозащитникам, когда оказывается на свободе, отсюда мы получаем большинство записей пыток. Когда мы пробуем разбираться с заявлениями о пытках, просим предоставить видеозаписи, оказывается, что именно в этот день сервер или видеокамеры не работали. Сбои.

Расскажу об одном случае, который доказывает, что людей пытают даже тогда, когда простое решение лежит на поверхности: сотрудники тюрем просто не умеют работать, не применяя насилия. Мы знаем ФИО осуждённого, дату происшествия и колонию, в которой его содержат. Он к нам не обращался, но видео к нам попало. Это мужчина с Кавказа, судя по наколкам, из блатной культуры. На видео он вызван на дисциплинарную комиссию. Его отправляют в штрафной изолятор, полностью переодевают. Он снимает все до трусов. Ему приказывают снять трусы и показать задний проход. Он не соглашается. Его начинают бить. Камера всё фиксирует. Но ведь вопрос было решить без насилия. Вызвали бы врача, который проводит осмотр за ширмой – и не было бы ни унижений, ни применения физической силы.

— Почему не вызвали?

— Нет инструкции. И так во многих вопросах. Вот ещё один пример, когда дешёвое и простое решение давно найдено, но не применяется. Речь о детях, которые сидят с матерями в тюрьмах. В Дании вместо детдомов при тюрьмах, как у нас, используют такси – утром всех «тюремных детей» развозят по школам и детским садам, там дети социализируются, с ними работают психологи. А вечером такси привозит ребят обратно в тюрьму к матерям. В России явно хватит транспорта, чтобы возить детей в обычные детские сады, и средств на это нужно намного меньше, чем на содержание детдомов.

Вопрос «зачем?» возникает у меня в ходе работы достаточно часто. Например, зачем государство борется с такими организациями, как наша? Ведь «Русь Сидящая» в том числе занимается задачами государственной важности – например, ресоциализацией тех, кто выходит из тюрем. Чтобы у них было элементарное – шапка, куртка, кусок хлеба, чтобы они не шли на новое преступление из-за отсутствия вещей первой необходимости. И занимаемся мы этим не на государственные деньги.

Иногда простые, казалось бы, задачи превращаются в потусторонний квест. Например, сейчас мы пытаемся помочь одному украинскому заключённому, брошенному всеми, сделать себе новую вставную челюсть (прежняя осталась дома в Феодосии). Из-за того, что он не гражданин РФ, сделать новую челюсть он не может. Мы готовы оплатить работу ортодонта, но нам необходим слепок. Проблема оказывается почти нерешаемой.

— С чем вы связываете высокий уровень рецидивов в России?

— В разных странах рецидив считается по-разному. И даже в пределах одной страны разные организации придерживаются разных подходов. В России судебный департамент считает рецидивом повторное преступление, совершённое в течение года после освобождения, Верховный суд – в течение 5 лет, а ФСИН – бессрочно. Поэтому по данным Верховного суда рецидив в России около 50%, а по оценкам ФСИН – 93%.

В Норвегии бессрочный рецидив составляет 14%, это одна из наиболее благополучных в этом плане стран.

Кстати, парадоксально, но факт: чем благостнее тюрьма, тем ниже процент рецидива: очень низкий рецидив в Голландии и в скандинавских странах. Но важно понимать, что на хорошие условия в этих странах работают сотни и тысячи таких организаций, как наша.

А ещё очень много для заключенных делают обычные люди. Например, я увидела в одной тюрьме дедушку с лохматой собачкой. Образ настолько не вязался с тюрьмой, что я не удержалась и узнала поподробнее об этой парочке. Оказалось, что он волонтёр и каждый день приходит в тюрьму, чтобы заключённые, которые любят собак, могли с его питомцем поиграть. И это тоже, несомненно, элемент ресоциализации.

— А какие страны наиболее эффективно работают с ресоциализацией бывших заключённых?

— Самая большая программа по ресоциализации действует в Норвегии – но такие программы невозможно проводить без участия государства.

В стране иной подход к преступлению и наказанию: там считают, что если человек совершил преступление, то виноват не он, а общество, которое что-то упустило в процессе воспитания личности.

Ребёнок с детства наблюдал, как отец бил мать, а соседи знали и не позвонили в полицию. В поликлинике не увидели синяки от побоев. Плохая компания приучила подростка к алкогольным напиткам.

В Норвегии, если человек ограбил банк и ранил охранника, миллионные суммы по искам выплачивает не он – у него нет и не будет таких денег, он их просто не успеет заработать за жизнь, – а государство. Преступник становится должником государства, и чтобы рассчитаться, должен стать хорошим – так считает государство. Для этого у него есть много разных инструментов. Если он будет хорошо вести себя в тюрьме, заниматься с НКО, петь, вышивать, учить других заключенных солить огурцы, его могут условно-досрочно освободить, после чего он сможет пойти работать или продолжать сотрудничать с НКО (ездить по школам и рассказывать о своем опыте). А если в течение пяти-шести лет человек не совершает правонарушения, то государство может простить и долг. Если же он вдруг опять пошел на преступление, то ему дается еще один шанс, и еще один, схема повторяется. Но на практике повторное преступление мало кто совершает. Нужно быть идиотом, чтобы не воспользоваться шансом, который даёт тебе государство. Таков «розовый социализм» в действии.

— Какой зарубежный опыт можно взять на вооружение в России?

— Мне нравится пенитенциарный бюрократизм в Эстонии. Когда они отделились от Союза, то сгоряча быстро перешли на американскую систему, а сейчас делают всё возможное, чтобы быть ближе к скандинавской модели. Очень важно, что они признают, что совершили ошибку в начале, и озвучивают проблемы, которые возникли из-за этого.

Я сейчас живу в Германии и изучаю, как ГДРовская система, срисованная с советской, перешла на западную часть страны. При всех сложностях объединения Германии единственное, что объединилось легко, – тюрьмы, потому что убрали всех, кто связан со Штази (неофициальное название министерства государственной безопасности ГДР – прим. «РеФорум»). Оставшимся переписали инструкции, и тюремная реформа прошла быстро и легко. Убеждена, кстати, что именно немецкая система для нас в России наиболее подходящая. Она правильная.

Надо признать, что реформа тюремной системы – это важное, но довольно простое мероприятие, не бином Ньютона. Вот судебная реформа или полицейская – другое дело.

— С чего следует начать реформу? Просто выделить больше денег не поможет.
— Денег нужно не больше, а меньше.

— И людей тоже нужно меньше?

— Меньше. Многие зоны нужно просто закрывать. Кто-нибудь понимает, зачем нужна зона в Харпе за полярным кругом или за Воркутой? Ведь это огромные расходы на ЖКХ, содержание инфраструктуры, электроэнергию…

Чтобы реформировать систему тюрем, нужны всего два простых, недорогих и очень эффективных шага. Первый – сделать ФСИН гражданским ведомством. Второй – отдать второй ключ от тюрьмы губернатору. Пусть даже это будет путинский губернатор.

Почему вообще в России процесс перевоспитания преступников отдан военным, почему сотрудники ФСИН носят погоны? Охрана пусть будет у Росгвардии, а сотрудники – гражданские (учителя, врачи и пр.) с тревожной кнопкой и другими средствами защиты. Так это устроено везде в мире. И это, кстати, решение вопроса безработицы в регионах.

Почему ключ от тюрьмы должен быть у губернатора? Придется начать с избитого: ФСИН – это государство внутри государства. Например, в Свердловской области 46 колоний, а губернатор ничего не контролирует, хотя в колониях и сидят жители его области. И когда они выйдут на свободу, то какими они вернутся, что будут делать на воле – это головная боль губернатора. Именно ему совсем не нужно повышение уровня преступности, именно он заинтересован в том, чтобы не было рецидивистов, то есть в ресоциализации бывших заключённых. Губернатор должен давать заказ на специальности, которым будут учить в колониях. Он должен сделать всё, чтобы семья могла посещать сидельца – пустить в этом направлении маршрут автобусов, открыть продуктовый магазин. Иначе на свободу выйдет человек, у которого нет дома, семьи и работы, то есть вероятный рецидивист.

— Кто те люди, которые могли бы осуществить такую реформу?

— Здесь интересен французский опыт. Во Франции было развито кумовство – такова особенность менталитета. Побороть его удалось с помощью кадровой реформы. Выпускникам условного философского факультета Сорбонны предложили вернуться в свои города начальниками тюрем и там продвигать свои научные изыскания (писать романы, изучать философию преступления и наказания, историю криминалистики и так далее). Для гуманитариев, которым во Франции очень трудно найти работу по специальности – многие после окончания учёбы вынуждены идти в рестораны быстрого питания, – предложение возглавить тюрьму оказалось весьма привлекательным. Правда, сначала ребята должны были два года отработать в тюрьме, пройдя путь от простого дежурного до самого верха. Но все в тюрьме знали, что это будущий начальник.

Среди тех, кто откликнулся на предложение, оказалось много девушек. Многие ребята привлекли бывших однокурсников на другие высокие должности – тюремными психологами, врачами. В результате реформы кадровый состав обновился почти наполовину. Молодые люди довольно быстро навели порядок, и сейчас во Франции тюрьма – это место, где делаются карьеры и пишутся диссертации.

— Здорово. Но мне почему-то кажется, что российские власти ничего менять в тюремной системе не захотят.

— Не захотят. Тюрьма в путинской России выполняет исключительно социально-психологическую функцию, то есть является средством устрашения. Властям нужно, чтобы сторонники Навального боялись тюрьмы, иначе они совсем распояшутся. С горечью приходится отметить, что другой, главной функции – перевоспитания – она, по мнению власти, выполнять не должна.

права человека: больше по теме

Нереформируемая безопасность

ОВД-Инфо передал в Госдуму законопроект об отмене иноагентских норм

Что грозит белорусам в России

За что наказывать лишением свободы

Какой должна быть реформа пенитенциарной системы России

Рассылка

© 2022

Twitter

Новость дня

Если вам казалось, что более 660 политзаключенных — мало. Посмотрите, сколько их в других странах


Zerkalo.io

В Беларуси на 17 сентября 2021 года 666 политзаключенных (по данным лишенного регистрации ПЦ «Весна»). Это много или мало? Число выглядит большим, но без сравнения с другими странами сложно понять, где именно мы находимся. Мы взглянули на государства экс-СССР, а также узнали, сколько политзаключенных в самых демократических и авторитарных странах по версии рейтинга The Economist Intelligence Unit 2020 года. Если коротко: у нас все плохо.

Снимок носит иллюстративный характер

Для начала — то, как мы считали и что в итоге получилось

Данные для этого материала собирались в разных источниках, однако основными документами, на которые мы опирались, были отчеты Госдепа США. Иногда они противоречили данным правозащитных организаций и местных СМИ — в таком случае мы указывали сразу несколько цифр применительно к одной стране.

Под политическими заключенными мы понимаем людей, которые находятся под стражей или в ссылке прямо сейчас, а также тех, кто отбывает наказание в виде лишения свободы или направлен в психиатрическую больницу для принудительного лечения.

  • Северная Корея — от 80 000 до 120 000
  • Китай — 1598 (но, возможно, существенно больше)
  • Бахрейн — 1373
  • Беларусь — 666
  • Россия — более 409
  • Таджикистан — около 200
  • Узбекистан — речь идет о сотнях (точного числа нет)
  • Азербайджан — 111
  • Туркменистан — минимум 93
  • Мьянма — 36 (но это совсем не точно)
  • Молдова — от 19 до 37
  • Казахстан — 19
  • Кыргызстан — несколько точно есть, но количество неизвестно
  • Украина, Армения, Грузия, Литва, Латвия, Эстония, Норвегия, Исландия, Швеция, Канада, США, Новая Зеландия, Германия, Франция, Италия, Испания, Бразилия — 0

Экс-СССР: кое-где политзаключенных нет, кое-где — сотни

Россия: 77, или 409, или даже больше (смотря как посчитать)

В России, по данным правозащитного центра «Мемориал» на 16 сентября 2021 года, 77 политзаключенных, без учета преследуемых за религию. Если считать и их, то к общему числу политзэков нужно добавить еще 332.

Кроме того, официальный Киев считает: в России находятся «украинские заключенные Кремля», которые тоже удерживаются за решеткой незаконно. В 2018 году Украина обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с иском о нарушении прав украинских политзаключенных в России. В этом документе были подробно расписаны ситуации 71 украинца, находящегося за решеткой в соседнем государстве. С тех пор некоторых освободили — например, режиссера Олега Сенцова. Точное число оставшихся за решеткой политзаключенных украинцев в России на данный момент неизвестно.

Украина: 0, правда с оговоркой

В Украине на данный момент политзаключенных нет.

В отчете Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США за 2020-й в секции «Политически заключенные и задержанные» упоминается фамилия журналиста Василия Муравицкого. В 2017 году его обвинили в «государственной измене»: якобы он писал статьи «антиукраинского содержания». Мужчина успел побывать под стражей, а после под домашним арестом несколько лет. Сейчас Муравицкий на свободе, но уголовное дело против него не закрыто. Интересно, что международная правозащитная организация Amnesty International Ukraine объявила его узником совести (что не равно политзаключенному).

Литва, Латвия и Эстония: официально политзэков нет, но некоторые считают по-другому

Согласно последнему отчету Госдепа США (то есть снова за 2020-й год), в Литве политзаключенные отсутствуют. Однако одна история все же любопытна: в 2018 году задержали местного оппозиционера Альгирдаса Палецкиса и обвинили его в шпионаже в пользу России. Его уже осудили на шесть лет лишения свободы. Хотя Палецкис не признан политзаключенным правозащитниками, некоторые пророссийские деятели из стран Балтии, России и других государств называют его именно так. Например, латвийский политик Татьяна Жданок призывала к освобождению «политзаключенного Альгирдаса Палецкиса».

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Такая же ситуация в Латвии: согласно отчету Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепартамента США за 2020 год, политзаключенных формально нет. Как и в Эстонии. Это если гуглить на английском языке. Но если спросить у поисковика по-русски, снова можно найти заявления на российских сайтах и даже целые доклады о том, что политзаключенные все же есть (но только самопровозглашенные). Как правило, речь идет о журналистах, оппозиционерах, историках, которые критикуют власть Литвы, Латвии, Эстонии, но при этом позитивно относятся к СССР, поддерживают Россию и критически рассматривают события, приведшие к выходу республик из Советского Союза.

Казахстан: 19 человек

В Казахстане есть политзаключенные, причем их список пополнился буквально недавно: в конце июля 2021 года. Подсчетом занимается общественный альянс правозащитников «Тірек».

Власти уверены: политзаключенных в стране нет.

Армения: 0

По данным Норвежского Хельсинкского комитета, в Армении на данный момент нет политзаключенных. Они были ранее (хотя старое правительство этого не признавало), но после прихода Никола Пашиняна политзэков амнистировали. На сайте Хельсинкского комитета Армении мы тоже не нашли списка политзаключенных. США придерживаются того же мнения.

Грузия: было шестеро, но сейчас все на свободе

Госдеп США, руководствуясь данными местных НГО, в 2020-м сообщал о шести политзаключенных в стране. Правда, в 2021-м никто из них не находится за решеткой.

В отчете речь шла о:

  • банкирах Мамуке Хазарадзе и Бадри Джапаридзе (вышли на свободу, выплатив залог), суд над которыми продолжается;
  • одном из лидеров оппозиционной партии «Европейская Грузия — движение за свободу» Гиги Угулаве и лидере партии «Победоносная Грузия» Ираклии Окруашвили (но их уже помиловала президент страны);
  • генеральном директоре телекомпании «Рустави 2» Нике Гварамия (который уже уехал из страны после обвинения 2019 года и выплатил залог);
  • совладельце телеканала «Мтавари» Георгии Руруа, которого тоже уже помиловали. Данных о других потенциальных политзаключенных мы не нашли.

Из этого можно сделать вывод, что на сентябрь 2021 года политзаключенных в Грузии нет.

Азербайджан: похоже, что 111 человек за решеткой

В конце 2020 года считалось, что число политзаключенных в Азербайджане может достигать 146.

В марте 2021 года президент страны Ильхам Алиев помиловал 38 человек, признанных политзаключенными. Сколько точно людей в таком статусе еще находятся за решеткой? Такую информацию мы не нашли даже на сайтах правозащитных организаций Азербайджана.

Фото: Reuters
Ильхам Алиев, президент Азербайджана. Фото: Reuters

Самые свежие данные, которые удалось найти, от союза «За свободу политзаключенных Азербайджана»: 111 человек остаются политзаключенными на апрель 2021 года.

Кыргызстан: больше 0, но сколько — непонятно

Согласно последнему отчету Госдепа США, в Кыргызстане есть «небольшое количество политзаключенных». Точное число авторы доклада не называют. Звучит лишь имя Азимжана Аскарова, который умер в тюрьме летом 2020 года. Других достоверных источников о политзаключенных в Кыргызстане мы не нашли.

Таджикистан: около 200

В конце 2020 года Госдеп США отмечал, что хоть власти Таджикистана не признают наличие политзаключенных в стране, они есть. Причем, похоже, немало. В 2018 году само правительство Кыргызстана сообщало о 239 заключенных, которые были членами запрещенных политических партий или движений.

На данный момент их, судя по данным «Зиндониена» (сайт гражданского Комитета по защите политических заложников и узников Таджикистана), 196 (среди них — один пропавший без вести). В таблице перечислены 200 человек, но четверо из них уже освобождены.

Скоро в Таджикистане будет амнистия. Однако родственники и адвокаты заключенных не надеются на успех: в 2019 г. подобное уже случалось, но милость президента Эмомали Рахмона обошла политзэков стороной.

Туркменистан: вероятно, около 100

В отчете за 2019 год организация Human Rights Watch писала, что «в условиях тотальной закрытости судебной системы установить точное число политзаключенных не представляется возможным».

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixbay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixbay.com

Международная кампания «Покажите их живыми!» в 2019 году задокументировала 120 человек, исчезнувших в тюрьмах. У части из них сроки закончились в 2017 году, у части — заканчиваются в 2021-м, однако о них нет никаких новостей. Правозащитники уверены, что минимум 27 человек из 120 погибли в заключении.

Таким образом, в Туркменистане остается минимум 93 политзаключенных: более точных данных нет.

Узбекистан: сотни политзэков

Точное число политзаключенных в Узбекистане неизвестно. Раньше — в 2014 году — правозащитники из Humans Rights Watch утверждали, что их «тысячи».

Из свежих фактов известно, что в сентябре 2020 года четверых политзаключенных помиловали указом президента. Сколько остается за решеткой — вопрос. Но в отчете Госдепа США за 2020-й говорится, что президент страны Шавкат Мирзиёев в том году «освободил или смягчил приговоры 243 заключенным, задержанным за религиозный экстремизм или по другим основаниям» (вероятно, речь идет о политзаключенных, т. к. в докладе эта информация приводится в одноименном разделе).

Молдова: от 19 до 37

Информация о политзаключенных в Молдове отрывочна и весьма противоречива. Так, в отчете Госдепа США упоминаются множество предположительно мотивированных уголовных дел в отношении членов бывшей правящей Демократической партии Молдовы. Авторы доклада сообщают: в начале 2020-го их было 38, а к концу года прокуратура страны закрыла 19 из них. Находятся ли в заключении подозреваемые, в отчете не говорится.

В то же время в отчете Amnesty International за 2020 указано о тех же самых 38 случаях уголовного преследования, но в другом контексте: 38 дел были пересмотрены, один политзэк освобожден из-под стражи. Авторы этого доклада утверждают, что ни одно из остальных дел не было закрыто.

Больше информации об этих делах не было, поэтому мы будем исходить из того, что в стране от 19 до 37 политзаключенных.

Проверяем топ-5 «самых демократических стран»

Согласно рейтингу The Economist Intelligence Unit 2020 года, успешнее всего реализовывают демократию Норвегия, Исландия, Швеция, Новая Зеландия и Канада. Мы искали, есть ли там политзаключенные, по запросу на английском языке «политзаключенные в (названии страны)». Ни в одной из перечисленных стран на сентябрь 2021 года не нашлось никого.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

В отчетах Госдепа США такие же сведения (Норвегия, Исландия, Швеция, Новая Зеландия, Канада).

А что в странах, которые, как и Беларусь, обозначены в рейтинге как «авторитарные»?

Среди авторитарных государств в том же рейтинге мы выбрали для сравнения в инфографике пять стран, которые близки к нам по набранным «демократическим» баллам. Беларусь имеет 2,59 очка из 10 (чем больше — тем лучше). Мы решили анализировать Азербайджан (2,68), Гвинею-Бисау (2,63), Судан (2,54), Бахрейн (2,49) и Китай (2,27).

Об Азербайджане мы упоминали в секции о странах блока экс-СССР. Там как минимум 111 политзаключенных.

Госдеп США пишет, что по итогам 2020 года в Гвинее-Бисау политзаключенных нет. Нам также не удалось найти подтверждений обратному.

Не знает Госдеп США (как и Google) о политзаключенных в Судане. Видимо, все они были освобождены в 2019 году и новых с тех пор не появилось. Ирония судьбы: президент страны Омар Башир, отстраненный от власти в результате военного переворота в апреле 2019-го, оказался в той же тюрьме, где сидели политзэки.

Фото: Reuters
Военный переворот в Судане в 2019-м. Фото: Reuters

В Бахрейне же политзаключенные есть. Причем их 1400 — это по данным Института по правам человека Бахрейна. Примечательно, что всего в стране в тюрьмах сидит до 3800 человек. На днях 27 политзэков освободили, но на фоне общего количества это не особо меняет картину.

Китай некоторые правозащитники и вовсе называют мировым лидером по количеству политических заключенных (разве что кроме КНДР). Госдеп США тоже замечает, что политзэки есть (цифр при этом не называет), а государство этого не признает.

Мы попытались оценить масштаб на журналистах. В 2020 году в Китае за решеткой находилось 47 наших коллег, по информации Комитета защиты журналистов. Их задержание рассматривается как незаконное. Что касается остальных, то самые свежие данные, которые нам удалось найти, — за 10 октября 2019 года. Исполнительная комиссия Конгресса США по Китаю имела в базе данные о 1598 политических заключенных в стране на тот момент. Причем отмечено, что некоторые задержания уйгуров и тибетцев не учтены.

Крупные страны Европы: проверяем Германию, Францию, Италию, Испанию и США

Госдеп США говорит, что и в Германии, и во Франции, и в Италии политзаключенных нет. Мы также не нашли данных об этом.

А вот с Испанией есть вопрос. В 2017 году в Каталонии состоялся референдум за независимость региона. Властями страны он признан незаконным, а несколько человек оказались задержаны и впоследствии осуждены за «подстрекательство к мятежу». Госдеп США уточняет, что рабочая группа ООН в 2020 году подтвердила свою ранее данную рекомендацию освободить семь из этих девяти каталонских заключенных.

Фото: Reuters
Демонстрации после референдума в Каталонии, 2017 год. Фото: Reuters

Представители нескольких национальных политических партий Каталонии назвали осужденных политическими заключенными, но при этом ни правительство Испании, ни какие-либо международные правозащитные НГО не поддержали это утверждение. Полемика продолжается до сих пор: в начале 2021 года глава МИД России Сергей Лавров назвал задержание каталонцев политизированным, а глава МИД Испании Аранча Гонсалес Лая сказала, что «в Испании нет политзаключенных, есть заключенные политики».

Таким образом, официально в Испании политзаключенных ноль.

Данных о политзаключенных в самих США в 2021 году нам найти не удалось.

И еще немного сравнений: с КНДР, Мьянмой и Бразилией

В Северной Корее политзаключенные есть. Однако информация о них обновляется нечасто. В 2013–2014 годах ООН опубликовала большой доклад о правах человека в КНДР. В то время, по ее оценкам, от 80 000 до 120 000 человек было только в четырех крупнейших лагерях для политзэков. Однако эти цифры кочуют из документа в документ уже на протяжении нескольких лет. Госдеп США писал об этом в 2017-м и в отчете за 2020-й, ссылаясь на Корейский институт национального объединения, приводит те же цифры.

Насчет Мьянмы ситуация сейчас неясная. В конце 2020 года Госдеп США писал в отчете, что государство продолжало задерживать и арестовывать журналистов, активистов и критиков власти. По их информации, в октябре 2020 г. в Мьянме было 36 осужденных политзаключенных. Дополнительно, по данным Ассоциации помощи политическим заключенным, еще 584 человека судили за их политические взгляды. Под стражей до суда находились 193 из них, остальные были освобождены под залог.

Госдеп США считает, что в Бразилии политзаключенных нет. Таким признавался бывший президент страны Лула да Силва, однако он вышел на свободу в 2019 году: Верховный суд назвал незаконным вступление приговора в силу до исчерпания всех апелляций, а в 2021 году обвинения в адрес Силвы сняли.Поддержите команду Zerkalo.io (?)

  • Каждый месяц
  • Один раз
  • 5 USD
  • 10 USD
  • 20 USD
  • 50 USD
  • 100 USD

Новости по теме

Саакашвили заявил, что вернулся в Грузию и даже снял видео в Батуми. В МВД страны опровергают

Белоруса, которого начали экстрадировать без решения апелляционного суда, вернули в Белгород

Журналист CNN спросил Лукашенко, не хотел бы тот извиниться перед белорусами. Вот что он ответил

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

https://news.zerkalo.io/economics/3080.html?inpage_article=1
Юрий Мочилин.

КОЕ-ЧТО О ПРАВЕ И НАСИЛИИ НАД НЕЙ.

Реплика Юрия Мочилина. JS media grupp

В Эстонии в последнее время во внесудебном порядке из страны высылают гражданских активистов, известных как защитников Бронзового солдата в центре Таллинна.

Речь идет в эстонской прессе о Максиме Реве и Алексее Исакове. И всем им «инкриминируется» то чего они не совершали. Да, даже если совершили, то тогда должен быть другой разговор. Правовой. Но эти гражданские активисты лишены этого.

Некоторые выводы.

Полиции безопасности Эстонии очень удобно обвинять людей в антиобщественной деятельности и пользуя институт гражданства — выдворять этих граждан на территорию своего гражданства. Однако, современное право запрещает внесудебное выдворение из страны. Любое выдворение из страны возможно, но только на основании постановления Суда.

Я не являюсь адвокатом Ревы и Исакова. И с ними знаком довольно «шапашно». Но это не дает мне право на молчание, когда нарушаются элементарные права человека. Так можно выдворить из страны любого человека имеющего российское или латвийское гражданство. А ведь незаконная депортация — есть преступление против личности. И эстонцы знают об этом не по наслышке. Так что мне печально от того что в 21 веке власти занимаются незаконной депортацией и при этом прикрывают свою деятельность заботой о безопасности страны. А ведь Рева и Исаков никогда не были уличены в противоправной деятельности. Разве что Алексей Исаков задерживался полицией за превышением скорости автомобиля.

Я уверен в том, что полиция в Эстонии нуждается не только в очищении, но и в деполитизации Ей не следует обслуживать партийные интересы. В противном случае мы будем получать то что получаем в настоящее время. БЕСПРАВИЕ. В стране где считают что нет политзаключенных.

Печально.

Юрий Мочилин