Вс. Фев 5th, 2023

ПАВЕЛ СОБОЛЕВ

Юрий Мочилин. Редактор.

КОЛОНКА ЖУРНАЛИСТА ⟩ Премьер Каллас забывает управлять Эстонией, когда в мире случается что-то яркое

Павел Соболев

Павел Соболев, журналист

18 ноября 2022, 16:20

26

Кая Каллас.
Кая Каллас. Фото: Madis Veltman

Политические оппоненты главы эстонского правительства Каи Каллас нередко предъявляют ей претензию, суть которой состоит в том, что на связанную с международной политикой деятельность она якобы тратит куда больше своего рабочего времени, чем на решение собственно эстонских проблем. Кажется, Кая Каллас даже рада подразнить своих недоброжелателей и подбросить им «сырья» для их любимой шарманки, пишет журналист Павел Соболев.

https://experience-eu.piano.io/checkout/template/cacheableShow?aid=dcNaXs4tpe&templateId=OT8HJ9S7EFLE&templateVariantId=OTVZ45F09SZ3O&offerId=fakeOfferId&experienceId=EXJEOS7KGV5S&iframeId=offer_72bea01b25351120c5df-0&displayMode=inline&pianoIdUrl=https%3A%2F%2Fid-eu.piano.io%2Fid%2F&widget=template&url=https%3A%2F%2Frus.postimees.ee

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас во время инфочаса правительства в парламенте в очередной раз подставилась под, пожалуй, самый распространенный тип упреков среди тех, что адресуются ей в последнее время. Каллас очень часто ставят на вид, что она в своей деятельности на посту главы правительства злоупотребляет вниманием ко внешнеполитическим темам в ущерб занятиям внутренними эстонскими делами.

Вчера Кая Каллас словно решила в гипертрофированной форме подтвердить такое о себе представление, когда стала отвечать на вопрос депутатки Хелле-Мооники Хельме, представляющей не только наиболее критично настроенную в отношении Каи Каллас эстонскую партию, но и, возможно, наиболее критично относящуюся к ее деятельности на посту главы эстонского правительства эстонскую семью.

Хелле-Мооника Хельме.
Хелле-Мооника Хельме. Фото: Kuvatõmmis videost

Хелле-Мооника Хельме спросила у Каи Каллас, что правительство собирается предпринимать в связи с продолжающимися в Эстонии – прежде всего, на предприятиях промышленного сектора – массовыми сокращениями, на что Кая Каллас сказала, что она ожидала, что в рамках рубрики «О ситуации в стране» народные избранники предпочтут ее спрашивать о тех вещах, которые в данный момент сильнее всего интересуют эстонский народ.

По оценке Каи Каллас, в роли такой вещи – по крайней мере, по состоянию на первую половину дня 16 ноября – выступало падение ракет на территорию Польши, случившееся вечером 15 ноября и повлекшее за собой гибель двух мирных жителей.

Премьеру кажется, что ей лучше знать, что сильнее всего волнует народ

Кая Каллас обосновала свои ощущения насчет того, что именно данное событие сильнее всего волнует в текущий момент жителей Эстонии, прямо-таки – с ее точки зрения – напрашивающимся при размышлениях об этом событии вопросом: не распространилась ли война между Россией и Украиной на территорию НАТО.

Как показалось эстонскому премьеру, эстонскому народу в конкретную календарную дату было важнее всего то, означает ли гибель людей в результате падения ракеты в стране-союзнике Эстонии по НАТО возникновение прямой военной угрозы для Эстонии. Наверное, Кая Каллас полагала, что у нее в текущий исторический момент не может быть более важной миссии, чем развеять – или, не дай бог, подтвердить –соответствующие опасения.

Можно, однако, предположить что и Хелле-Моонику Хельме, и очень многих жителей нашей страны вероятность возникновения прямой военной угрозы для Эстонии на самом деле-то интересует, но, как говорится, «есть нюанс». Вполне вероятно, что и госпожа Хельме, и очень многие ее соотечественники сумели ответить на этот вопрос более-менее самостоятельно, почитав с раннего утра среды новости и сочтя очень познавательными комментарии по поводу инцидента, данные, например, президентом США Джо Байденом (заявившим, что ракеты, упавшие в Польше, были почти наверняка выпущены не Россией) или даже президентом Польши (признавшим, что он не видит признаков атаки на Польшу).

Легко представить, что эти заявления могли послужить очень многим жителям в Эстонии сигналом, что – во всяком случае, пока – как-то особо волноваться за безопасность Эстонии оснований все же нет.

Нет сомнений, что глава правительства страны, конечно, обладает особой компетенцией в вопросах национальной безопасности, поскольку имеет особые каналы связи со многими зарубежными коллегами и организациями, так что Кая Каллас действительно могла выступить в роли человека, успокоение из чьих уст прозвучало бы особенно убедительно. Однако есть очевидная логика и в том, чтобы спрашивать Каю Каллас именно о сокращениях в Эстонии, а не о ракетах в Польше, потому что на ситуацию с первыми ее влияние объективно может быть куда значительнее, чем на ситуацию со вторыми.

Каллас сама вооружила критическими стрелами своих оппонентов

Конечно, Кая Каллас не позволила себе никакого пренебрежения в отношении сталкивающихся с сокращениями людей, признав, что для них соответствующие уведомления служат трагическими новостями, и добавив, что правительство делает все, чтобы помочь этим людям. Вероятно, легкое раздражение премьера было продиктовано тем, что депутаты, нагрузив ее вопросами экономического характера в «профильной» части инфочаса, продолжили делать то же самое, когда с экономической темы по регламенту надо было переключиться на, так сказать, «общегосударственную».

Трудно, однако, вообразить, что тот приоритет, который она отдала международной теме, поставив ее выше «внутренней», не послужит поводом для запуска в нее очередной критической стрелы политическими оппонентами, обожающими обвинять Каю Каллас в равнодушии к нуждам собственного народа.

Кем бы ни были выпущены ракеты, которые упали на Польшу 15 ноября, совершенно очевидно, что они могли упасть и взорваться только по той причине, что Россия развязала против Украины преступную захватническую войну, ведение которой она сопровождает массированными артиллерийскими и ракетными ударами по объектам критически важной инфраструктуры Украины.

Не менее очевидно, что если бы не эта война, электричество не стоило бы сейчас баснословных денег, а это значит, что значительное количество эстонских предприятий с энергоемким производственным циклом не было бы вынуждено сейчас закрывать цеха и сокращать персонал.

Так что получается, что Кая Каллас, ведя речь о ракетах, в то же самое время, по сути, говорит и о сокращениях. При этом кажется, что и в целях сохранения гражданского мира в Эстонии, и в расчете на успешное выступление собственной партии на мартовских выборах, ей следовало бы, наверное, все-таки чуть деликатнее относиться к тем людям (не к Хелле-Моонике Хельме, а, скорее, к тем, кого уже сократили или кто боится быть сокращенным), у кого просто не хватает сейчас энергии и эмоций на то, чтобы отслеживать причинно-следственные связи между своими собственными бытовыми тяготами и мировыми процессами самого глобального масштаба.

В общем, заслуживает уважительного обращения с собой и такой житель Эстонии, который хоть и различает угрозу мирной жизни в нашей стране, сопряженную с подобными ракетному инциденту в Польше событиями, но считает эту угрозу все-таки не такой реальной, как свою личную перспективу оказаться в самое ближайшее время без работы и средств к существованию.

Наверное, Кае Каллас стоило бы примириться с тем, что на вопросы, порожденные беспокойством именно второго из этих типов, ей придется отвечать в предстоящие холодные месяцы все чаще и чаще. И, наверное, тоже стоило бы постараться делать это как можно содержательнее, спокойнее и корректнее.

Ключевые слова

Статьи по теме

Эстония 11Безопасность Эстонии гарантирована В Рийгикогу узнали, что именно произошло в Польше Эстония 4ГАЛЕРЕЯ В Эстонию прибыли корабли НАТО Эстония 28 Каллас: в глазах мирового сообщества Россия никогда не будет надежным партнером Мнение 4ЭКСПЕРТ «Ответили стрельбой от бедра»: Украина допустила вчера типичную ошибку

Pекомендуем

Контент-маркетинг

Коммерческий текст Проблема, вызванная старением населения: опасные остатки лекарств в окружающей среде Коммерческий текст Приправьте постельную жизнь… презервативами!

Следите за новостями Rus.Postimees в социальных сетях:

instagram telegram facebook tikTok

twitter

Колонка журналиста ⟩ Министр стучит серпом и молотом в потолок «Эстонии», всему виной предвыборный зуд

Павел Соболев

Павел Соболев, журналист

30 ноября 2022, 08:00

1

Леа Данильсон-Ярг.
Леа Данильсон-Ярг. Фото: Mihkel Maripuu

14 ноября правительство направило в Рийгикогу законопроект, который возлагает на местные самоуправления обязанность за три месяца демонтировать на подведомственных территориях советские военные памятники и символику. Было также объявлено, что решение о том, какие конкретно символы будут считаться неуместными, решит комиссия, в которую войдет сразу несколько представителей правительства.

https://experience-eu.piano.io/checkout/template/cacheableShow?aid=dcNaXs4tpe&templateId=OT8HJ9S7EFLE&templateVariantId=OTVZ45F09SZ3O&offerId=fakeOfferId&experienceId=EXJEOS7KGV5S&iframeId=offer_72bea01b25351120c5df-1&displayMode=inline&pianoIdUrl=https%3A%2F%2Fid-eu.piano.io%2Fid%2F&widget=template&url=https%3A%2F%2Frus.postimees.ee

Но, по сути, этот законопроект ассоциируется лишь с одним человеком. Министр юстиции Леа Данильсон-Ярг («Отечество») еще в октябре громко анонсировала соответствующие планы, увязав уже не только самые провокационные, а вообще любые советские символы с военной агрессией РФ против Украины, поскольку обоснования для нее кремлевская пропаганда в большой степени черпает именно в советской идеологии.

Министр, представляя обществу свои амбиции по истреблению всех напоминаний об СССР в публичном пространстве, выражала удовлетворение тем, что нашла поддержку в лице коллеги по правительству – министра культуры от социал-демократов Пирет Хартман. Которая, правда, говорила тогда же, что в окончательной редакции проекта должны учитываться мнения экспертов Департамента охраны памятников старины.

Спустя три недели законопроект отправился в парламент, после чего знакомые с его содержанием специалисты в области защиты культурного наследия подвергли министра юстиции резкой критике. Она сводилась к тому, что только при не вполне здоровом воображении можно различить в деталях внутренней и внешней отделки некоторых зданий в Таллинне угрозу безопасности Эстонии или чувству справедливости ее жителей. Эксперты в области охраны исторических ценностей обращали внимание, что в кинотеатре «Сыпрус», театре «Эстония» и даже так называемом «Доме офицеров» невозможно найти ничего, что было бы сейчас враждебно Эстонии, поддерживало бы войну или разжигало рознь.

Как сочли люди, десятилетиями связанные со сферой защиты культурного наследия, даже пятиконечная звезда, находящаяся на доме напротив «Стокманна», никак не может выступать сейчас в качестве символа, олицетворяющего чьи-то реваншистские надежды на возвращение Эстонии «в объятия Москвы».

Также многие историки и искусствоведы поставили министру юстиции на вид, что вымарывание из общественного пространства идеологических маркеров ушедших эпох неизбежно ведет к стиранию исторической памяти о них. И в этом нет ничего хорошего, потому что сохранение в этой памяти «неискаженных» трагических страниц необходимо, что предотвратить их повторение в будущем.

Часто аргументом людей, выступающих за удаление с «видных мест» памятников или символов, представляющих преступные режимы или хотя бы ассоциирующихся с ними, является мысль об их нахождении в специальном, чаще всего музейном пространстве, где их нынешняя «интерпретация» и роль в истории подробно объясняется с помощью музейной таблички. Это более чем логичная «линия поведения» в случае таких сооружений, как нарвский танк, чье нахождение в публичном пространстве действительно обнаружило свою неуместность именно в контексте текущего исторического момента.

Но при этом трудно найти хотя бы одно логичное обоснование тому, чтобы в какой-то музей в качестве экспоната был перемещен фрагмент потолка эстонской национальной оперы, содержащий нанесенный в 1947 году ленинский лозунг о принадлежности искусства народу.

Во-первых, даже зловещий флер вокруг личности автора цитаты не может придать зловещий смысл ей самой. Во-вторых, у театров, кинотеатров, культурных центров есть социальное назначение, которое не так уж сильно отличается от того, которое имеют музеи. Поэтому в некотором роде этот кусок потолка стал если не экспонатом, то частью культурного достояния Эстонии, в истории которой был оккупационный период. Чтобы не забывать о его трагичности, полезно порой сталкиваться с оставшимися от него свидетельствами, которые могут быть упакованы, разумеется, не в располагающие к ностальгии, а в относительно нейтральные формы. Несомненно, к числу таких свидетельств можно отнести потолочную роспись трех эстонских художников, принужденных работать в эстетике соцреализма.

Решительность действий Данильсон-Ярг может вызвать тревогу не только за судьбу конкретного памятника, но за судьбу эстонского культурного наследия и за историческую память народа Эстонии. Трудно отделаться от ощущения, что политики сейчас стараются взять под свой контроль те сферы, где решающее слово должно оставаться за деятелями культуры или историками. И еще менее приятно осознание того, что такие шаги делаются в предвыборный период. Это заставляет подозревать, что главная их цель – привлечение дополнительного внимания к авторам подобных инициатив.

В последнее время именно Леа Данильсон-Ярг на фоне не самых высоких рейтингов «Отечества» то и дело оказывается в центре обсуждения очень резонансных предложений. Но, когда речь идет о запрете для граждан РФ владеть оружием в Эстонии, приходится признать, что эта тема точно является зоной ответственности того ведомства, которым управляет Данильсон-Ярг. Когда же она покушается на потолок театра «Эстония», ситуация выглядит несколько иначе. Начинает казаться, что министр юстиции, аккуратно говоря, «попутала епархии».