Дело Владимира Ярикова

JS MEDIA GRUPP
Юрий Мочилин

                    ТЮРЬМА КАК ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

Не секрет в том, что только в Росии около миллиона человек находятся в местах лишения свободы. Общество ожидает от этих мест исправления поведения осужденных от неуважения к Закону — до законопослушности и неприятия к нарушениям Закона.

Тюрьма — должна быть Зоной ответственности не только Общественной Наблюдательно Комиссии, но и самого пенетенциарного учреждения. В процессе воспитания отдльно взятого заключенного очень важен его контакт с родственниками, если они у него есть.

Каждый родитель в праве лично знать тюремного воспитателя и иметь с ним прямые контакты. ( Телефонная связь, электронная, родительский день. День приема по личным вопросам ).

Осужденного нельзя лишать контакта с родственниками из-за того что осужденный плохо себя вел. Плохое поведение осужденного — должно быть виной пенитинциарного учреждения. Негатавных обстоятельств. И виной педагогического коллектива учреждения.

В России не много пенетенциарных учреждений в которых её администрация стремиться к исправлению осужденного. Это так называемые «красные зоны». В них меньше всего совершаются противоправные действия в отношении осужденного. В «черных зонах» в первый же день прибытия в учреждение осужденнный проходит процедуру «прописки».
На самом деле — через насилие и оскорбление осужденному говорят кто в доме хозяин. Осужденного наизусть заставляют выучить текст Правил внутреннего порядка. И в этом тоже есть форма насилия. Так как осужденному из этих Привил нужно только знать, что ему должно делать, а что нет. К примеру. Правила четко регдаментируют порядок обращения осужденного с представителем администрации. Переход с Вы на Ты — является поводом для наказания. О каком тогда воспитании может идти речь в такой «черной зоне»?

Ярким показателем воспитательности колонии является отсутствие у самого воспитателя спецсредств для атаки и защиты. Прежде всего — это есть в детских пенетенциария, а также в некоторых взрослых. В большинстве же исправительных учреждениях резиновая палка становиться чуть ли не единтсвенным средством насилия над личностью. И уж совсем надо быть «больным» и неодекватным челом чтобы насиловать человека этим предметом. Или подвешивать свою жертву с помощью металлических наручников. А равно лишать свободы осужденного путем «вязки». В учреждении где нет специального психиатрического станционара и нет врача — психиатра. Только он определяет целесообразность приминения вязок. И только на срок в два часа. С обязательной регистрации в медецинской карте пациента.

ДЕЛО ВЛАДИМИРА ЯРИКОВА

В 2000 году Владимир был осужден за двойное убийство к пожизненному заключению. Позже Суд опеределил ему уголовное наказание сроком на 20 лет. И все бы хорошо, но Яриков встретился в тюрьме с неравным обращением и стал конфликтовать со своими тюремными воспиатателями. Владимир Яриков из тех, кто «ищет правду». Он активно пользуется своим правом на переписку с правоохранительными органами. Обращается с заявлениями в Суд. Разумеется, такое поведение не может устраивать администрацию тартуской тюрьмы. И со второй попытки администрации и комплексной психиатрической комиссии ужается «сделать» Ярикова дущеано больным. Его направляют на принудительное лечение в психиатрический станционар больницы в Ямеяла. Там у Владимира Ярикова появляется возможность доказывать свою невиновность — с помощью средств массовой коммуникации. Яриков становиться ютубером. В Эстонии он становиться самым известным ютубером и репортером психиатрической клинники Ямеяла.

В отношении Владимира Ярикова в тюрьмах не приминялись воспитательные меры воздействия. В отношении его не принималась физическая сила, как он это описывает в своих видеопосланиях. Владимиру Ярикову важно не защищать свои интересы. Ему важнее показать что тюрьма и больница пресследуют его не имея на это право.

В настоящее время осужденный за убийство Владимир Яриков назодится в специальном отделении «строго режима». Ему «прикрыли» доступ к авторскому каналу в Ютубе. Разумеется, с точки зрения права — этого не следвало бы делать. Однако, у администрации больницы Ямеяла есть «отмазка». Яриков действительно нарушал право на приватность в отношении своих объектов съемок — больных и персонала. И все же, у самого Ярикова есть право извениться перед своими героями. И есть право на доступ к средствам связи и коммуникации — по мимо обычной почты. Закон и Устав больницы Ямеяла не предусматривают запрет в этой части для душевно больного пациента. И если Яриков готов вернуть себе свои гаджеты, то у него есть такая законная возможность.

И все же, в деле Воадимира Ярикова можно говорить о том, что находясь в тюрьме — он вряд ли получил бы психологческую и воспитательную поддержку. Формально — Яриков душеано болен. Следовательно, его нельзя содержать в тюрьме. В Эстонии нет тюрьмы со специальным психиатрическим отделением. В Эстонии нет высоко квалифицированных тюремных психиатров. Как это есть в США и других странах. Создать новое, всегда сложнее и дороже, чем создать что-то известное. Вот и в психиаьрической больнице Ямеяла создано специальное отделение «для особо опасных пациентов». И чтобы мы поверли в оправданность такого решения в прессу Эстонии влили дополнительную информацию. Дескать Яриков «терроризирует» персонал больницы и угрожает ему и пациентам. На самом же деле это далеко не так.

Другими словами. Яриков выброшен Системой из процесса воспитания. Однако, у него ешё сохраняется чувство справедливости Закона. Именно поэтому он обращается со своими заявлениями во-все инстанции. Как нацииональные. Так и в международные. Таким образом, Яриков самообразовывается. Юридически. Это самообразование не является системным. Но за то является самостоятельным и независимым. И если бы у меня был бы административный и финансовый ресурсы, я хотел бы видеть в тюрьмах Курсы повышения юридических знаний — для всех осужденных. Благодаря таким курсам осужденный мог бы получить знания о том, как работает Закон. Какова задача и роль осужденного в предъявлении жалоб и заявлений в национальные и международные правозащитные организации. Немало важно для осужденного знать социальное право. Административное. Гражданское. Исполнительное. Так, через процесс обучения, осужденный станет понимать роль и задачи Права. Его плюсы и минусы.

9 февраля 2020
Таллинн

На фото Владимир Яриков .

Вам также может понравиться

About the Author: Юрий Мочилин

Журналист. Религиовед. Правозащитник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *